Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

ПГ / Геннадий Михеев

Первые выводы о результатах правоприменения статьи 116 УК РФ о декриминализации семейного насилия, которая вступила в силу полтора года назад, неоднозначны. Тема, вызывавшая много споров до принятия закона, не уходит из общественной дискуссии. Сторонники и оппоненты закона так и не нашли компромисса, а значит, законодательную точку ставить рано.

Так ли невинны побои «без последствий»?

Ещё свежи в общественной памяти трагедии 28-летней Анастасии Овсянниковой из Липецкой области, 29-летней Алены Вербы из Подмосковья, принявших смерть от руки своих «спутников жизни». Свежая, июльская: 35-летнюю Алину из Челябинской области убил бывший муж. И перечень этот можно продолжать.

Читайте по теме Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

На обсуждении законопроекта о декриминализации статьи о побоях в семье депутат Госдумы Олег Нилов заявил: «Вот статистика, которую вчера привёл сенатор Антон Беляков: за год 14 тысяч женщин убиты мужьями. Всё может начинаться с затрещины, пощёчины, но рано или поздно заканчивается убийством. Кстати, обратная статистика не менее печальная — 10 тысяч мужей, убитых женами».

Один из примеров — история Галины Каторовой из Находки. Неоднократно избиваемая мужем и не получившая помощи от полиции, женщина сама свела счёты с мучителем.

  Иногда жертвам «везёт»: 25-летней Маргарите Грачевой из Подмосковья муж отрубил кисти обеих рук, но оставил в живых. А ведь ещё до трагической развязки она тщетно обращалась за помощью в правоохранительные органы.

При этом, по данным МВД, 40 процентов тяжких уголовных преступлений совершаются в семье.

Казалось бы, причём здесь эти трагедии и либерализация статьи о побоях? Притом что нарастающий массив планктонного домашнего насилия, а оно имеет место, обязательно будет взрываться протуберанцами новых трагедий. Прощение многими обидчиками психологически воспринимается как разрешение продолжать в том же духе. Для них насилие — способ утверждения власти.

За год 14 тысяч женщин убиты мужьями. Обратная статистика не менее печальная — 10 тысяч мужей, убитых женами.

Предлагая новую редакцию статьи 116, авторы обосновали её необходимостью исправить ситуацию, возникшую в 2016 году в связи с принятием «закона о шлепках». Он вызвал сильный протест родительской общественности, заподозрившей власть во внедрении ювенальной юстиции.

Внутрисемейные побои им квалифицировались в качестве большей общественной опасности, чем побои чужих людей. Юридически это нарушало принципы справедливости и соразмерности наказания вместе с принципом равенства граждан.

А идеологически воспринималось общественностью как покушение на традиционные устои семьи.

Новая редакция, по утверждению одного из разработчиков документа, сенатора Елены Мизулиной, призвана была защитить 40 с лишним миллионов семей, из которых половина — с детьми, а также перевести побои, «если это не явные побои, без последствий и вреда здоровью», из криминального ранга в административный. Это дало повод депутату Сергею Иванову

Источник: https://www.pnp.ru/social/semeynoe-nasilie-pravovuyu-tochku-stavit-rano.html

Декриминализация что это

Декриминализация – это одна из категорий, относящихся к уголовному праву. Ей, к сожалению, посвящены лишь немногочисленные работы юристов и ученых.

Обычно этот институт упоминается в обсуждениях эффективности тех или иных законодательных актов. Что такое декриминализация уголовных статей и для чего она используется?. Законопроект о декриминализации побоев.

Для чего утвердили декриминализацию. Что такое побои. Какие наказания ожидают жестоких родственников.

Не совсем преступление

Неполная декриминализация — это явление, которое возникает в тех случаях, когда какой-либо поступок продолжает считаться преступлением в соответствии с УК, но, несмотря на это, соответствующим органам власти предоставляется правомочие в определенных случаях освободить нарушителя закона от уголовной ответственности, заменив ее административной либо же дисциплинарной.

В этом случае создается ситуация, в которой законодатель сам не может определить, относить ли это деяние к преступлениям либо нет.

К подобным проступкам относятся общественно опасные действия либо бездействия, за совершение которых УК предусматривает сравнительно мягкое наказание – максимум годичное лишение свободы или другую легкую ответственность (к примеру, штраф, общественные работы).

Полное исключение

Чаще всего определенный поступок, который ранее объявлялся криминальным и был зафиксирован в одной из статей УК, перестает быть преступлением и перемещается в тексты других законодательных актов. Такая утрата общественной опасности является полной.

К примеру, полная декриминализация преступлений небольшой тяжести означает, что за совершение данных деяний не может применяться уголовная ответственность.

Однако при переносе этих поступков в качестве противоправных в Административный, Гражданский или Трудовой кодексы они могут быть наказуемы в соответствии с предписаниями этих актов.

Декриминализация побоев

Государственная дума утвердила законопроект, согласно которому в действие вступила декриминализация побоев. Однако данная процедура имеет отношение исключительно к рукоприкладству в семье.

Теперь, если побои были нанесены одним родственником другому, то в общем случае обидчика не будет ожидать уголовная ответственность.

Однако если физическое лицо уже было осуждено за побои в сторону близкого человека и понесло за данные противоправные действия административную ответственность, то уголовное наказание неизбежно.

Изначально декриминализация побоев по отношению к близким лицам была введена с целью разгрузки судебных инстанций. Таким образом, планировалось освободить время на решение более серьезных уголовных разбирательств.

Для чего утвердили декриминализацию

Уголовных дел настолько много, что судебные инстанции едва справляются с их решением. То же самое касается и следователей, которым приходится это все расследовать.

Поэтому главной идей утверждения декриминализации стала разгрузка уполномоченных сотрудников.

Предполагалось, что теперь больше времени смогут уделять более опасным уголовным делам и процент их раскрытия увеличится в несколько раз. Однако данная идея пришлась по душе далеко не всем.

Большинство физических лиц считают, что их семья – это святое. Соответственно, государство не должно устанавливать никаких правил, связанных с отношениями внутри семьи.

Некоторые родители убеждены, что наиболее эффективным способом наказать и воспитать ребенка является рукоприкладство. В связи с этим отмена уголовной ответственности повлечет довольно жестокое воспитание детей, поскольку побои будут вполне законными.

Многие граждане считают данный законопроект негуманным и порождающим жестокость.

Что такое побои

Некоторые физические лица не понимают разницы между побоями, избиением и истязанием. Последние два термина характеризуются нанесением жертве серьезных телесных травм.

Если физическое лицо в результате рукоприкладства серьезно пострадало, утратив трудоспособность на долгое время (получило переломы, травмы черепа, ранение), то данные действия не относятся к побоям.

Если же рукоприкладство повлекло за собой незначительные повреждения и здоровье физического лица пострадало несерьезно, то подобные деяния являются противоправными и принадлежат к категории побоев.

Если человек потерял трудоспособность в результате насильственных действий, но длилось это недолго, то здесь уже идет речь о легком вреде для здоровья. Не стоит путать побои и легкий вред.

За последствия последнего типа предусмотрена уголовная ответственность по статье номер 115, находящейся в Уголовном кодексе.

 В таком документе, как приказ Министерства здравоохранения, отмечено, что нанесение ссадин либо поверхностных ран не считается вредом для здоровья (это побои). То же самое касается ушибов мягких тканей и гематом.

Какие наказания ожидают жестоких родственников

Многие физические лица ошибочно считают, что так как произошла декриминализация побоев, то за их нанесение они останутся не наказанными. Это не так, поскольку действие статьи под номером , которая расположена в Кодексе об административных правонарушениях, никто не отменял. В данном законодательном акте закреплены следующие моменты:

  1. Состав преступления. За нанесение побоев, а также оказание других действий насильственного характера применяется административная ответственность. Однако для этого необходимо, чтобы выполнялось несколько условий. Во-первых, физическая боль, которая была причинена жертве, не должна расцениваться как легкий вред для здоровья. Однако если это все же так, то в силу вступает статья номер 115 из Уголовного кодекса. Кроме того, насильственные действия не должны относиться к категории уголовно наказуемых деяний.
  2. Виды наказаний. В лучшем случае осужденному за побои грозит выплата денежного штрафа. Сумма удержания варьируется от пяти тысяч рублей до тридцати тысяч рублей. Кроме того, могут применить и такой вид наказания, как административный арест. Действует оно минимум в течение десяти дней, а максимум на протяжении пятнадцати суток. Также наказать могут и путем привлечения к обязательным работам. Наименьший период времени, на протяжении которых их необходимо будет выполнять, составляет 60 часов, а наибольший срок – 120 часов.

Кого считают близкими людьми

Иногда бывает и так, что декриминализация побоев неуместна в том или ином случае, поскольку физическое лицо, которое их нанесло, не является близким человеком для жертвы с юридической точки зрения. В связи с этим, с помощью действующего Уголовного кодекса четко определено, кого считают близкими людьми.

В первую очередь, это супруги, а также отцы с матерями. Сюда же относят сыновей и дочерей. Что касается детей, которых усыновили, то они также являются близкими людьми для приемных родителей.

Однако не кровная родственная связь подобного характера обязательно должна быть правильно оформлена с юридической точки зрения.

Также близкими людьми считаются братья и сестры, но исключительно родные. К этой же категории принадлежат бабушки, дедушки, внуки и внучки.

Кроме того, если физическое лицо, которое является виновным в определенном правонарушении, ведет общее хозяйство с каким-то человеком, то оно также считается для него близким.

Таким образом, если дедушка нанес побои своему внуку, то он не должен получить уголовное наказание. Однако если телесные повреждения оказались довольно серьезными, то это уже не побои, и ответственность никто не отменял.

Когда привлекают к уголовной ответственности

К сожалению, встречаются родственники, которые любят систематически распускать руки. В подобных ситуациях обидчики должны быть наказаны. Декриминализация побоев в семье подразумевает отмену уголовного наказания, однако не освобождает от административной ответственности.

В связи с этим пострадавшему члену семьи необходимо для начала добиться привлечения обидчика к административному наказанию. Для этого следует пройти медицинскую экспертизу, оформить заявление, содержащее жалобу о нанесении побоев, и отправить его на рассмотрение в полицию.

В некоторых ситуациях заявление можно передавать в прокуратуру или напрямик в судебный орган.

Если родственник даже после этого продолжил производить рукоприкладство, то закон о декриминализации в данном случае отменяется. После повторного обращения пострадавшего члена семьи с жалобой применяется уголовная ответственность.

Наказание выносятся на основании статьи под номером 116 соответствующего кодекса.

Для того чтобы уголовное наказание вступило в силу, в заявлении необходимо обязательно указать, что обидчик уже привлекался к административной ответственности за побои по аналогичному законодательному акту.

Использованные источники информации.

  • https://businessman.ru/new-dekriminalizaciya-eto-neobxodimaya-mera-ili-gosudarstvennoe-popushhenie.html
  • https://grazhdaninu.com/ugolovnoe-pravo/dekriminalizatsiya-poboev.html

Источник: https://finpravo55.ru/dekriminalizaciya-chto-eto.html

Чем опасна декриминализация побоев

Официальная статистика МВД России уже несколько лет демонстрирует стабильный рост числа преступлений, совершенных в семье

Екатерина Ширинкина / для Ведомостей

Сегодня в России проблема домашнего насилия – тема табуированная.

Это не позволяет пострадавшим от насилия открыто обращаться за помощью и сообщать об угрозе жизни и здоровью, не дает возможности нашему обществу трезво оценивать масштабы одного из наиболее часто встречающихся нарушений прав человека, которые принято считать делом семейным. По этой причине необходимо поспорить с выводами социологов Екатерины Ходжаевой и Ирины Четвериковой об эффективности декриминализации побоев.

Основной вывод, которой сделан авторами, – декриминализация побоев была полезна, так как после того, как побои стали административным правонарушением, привлекать виновных к ответственности стали чаще, по сравнению с периодом, когда побои были уголовным преступлением. Эти выводы нам кажутся ошибочными.

Известное выражение гласит: «Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Смысл его в том, что статистика без глубокого анализа контекста вокруг собранных цифр – не более чем цифры. Согласно данным департамента судебной статистики при Верховном суде за первое полугодие 2017 г., к административной ответственности по ст. 6.1.1.

КоАПа РФ «Побои» были привлечены 51 689 человек, из них 40 477 – т. е. абсолютное большинство – были наказаны штрафом. При этом средний размер штрафа составил около 5000 руб. Возможно, привлекать к ответственности за побои стали чаще, но вот причина этого может крыться как раз в том, что декриминализация побоев была воспринята частью населения как разрешающий сигнал.

Читайте также:  Документы на алименты без развода: список, составление иска

В таком случае из этой же статистики можно сделать другой вывод – количество наказаний выросло, так как бить стали чаще.

Официальная статистика МВД России уже несколько лет демонстрирует стабильный рост числа преступлений, совершенных в семье, – примерно на 5000 случаев ежегодно. Если в 2013 г. в отношении членов семьи было совершено 37 476 преступлений, то в 2014 г. – 41 966, в 2015 г. – 49 579, а в 2016 г. – 64 421. А побои – одно из самых распространенных правонарушений в семейно-бытовой сфере.

Отдельного внимания заслуживает тот факт, что авторы использовали для сравнения статистику лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, за 2015 г., то есть год, в котором Госдумой было принято постановление об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне.

Амнистия продлилась полгода, от наказания были освобождены в том числе и все лица, совершившие побои, их уголовные дела были прекращены, соответственно, в статистику привлеченных к ответственности они не попали. Логичнее было бы сравнить статистику по статье 116 УК РФ «Побои» в редакции 03.07.2016 № 323-ФЗ.

Данная редакция статьи предусматривала уголовное наказание за насилие в отношении близких лиц, но проработала всего полгода. Срок расследования по таким делам составляет до шести месяцев, и практика по ней просто не успела сложиться. Ошибочен также довод о том, что ст.

 116 УК РФ «Побои» в этой редакции относилась к делам частного обвинения – в действительности она относилась к делам частно-публичного обвинения, т. е.

уголовное дело возбуждалось полицией, обязанность по сбору доказательств и предъявлению обвинения также лежала на полиции, от пострадавших требовалось лишь написать заявление, отозвать которое возможности не было.

На наш взгляд, именно в редакции от 03.07.2016 № 323-ФЗ статья «Побои» могла бы применяться достаточно эффективно. Эта статья Уголовного кодекса считалась так называемым превентивным составом преступления.

Своевременное выявление и привлечение к ответственности за побои способствовало недопущению совершения более тяжких преступлений, например таких, как убийство или причинение тяжкого вреда здоровью.

Суровость и неотвратимость уголовного наказания, а также страх уголовного преследования для многих был фактором, удерживающим от совершения преступления.

Эффективность в данном случае нельзя измерять количеством лиц, привлеченных к ответственности. Привлечение виновного к административной ответственности никак не защищает и не восстанавливает права потерпевших, а штраф в 5000 руб.

, на наш взгляд, не является сдерживающим фактором для обидчика, в сознании которого выведение побоев из УК в КоАП воспринимается как разрешение рукоприкладства.

Поэтому и вывод о том, что увеличение числа лиц, наказанных за побои, демонстрирует эффективность декриминализации, мы считаем неверным.

Показательным можно считать случай, который произошел в Перми. Многократно судимый сын забил свою мать до смерти. Женщина не раз обращалась в полицию из-за побоев сына. Полицейские отчитались, что все заявления пенсионерки были проверены.

По одному из эпизодов на мужчину было возбуждено уголовное дело по ст. 116 УК «Побои», которое впоследствии было прекращено из-за декриминализации данной статьи. При этом мужчина несколько раз привлекался к административной ответственности.

К сожалению, это никак не помешало ему убить свою мать.

На наш взгляд, важно не то, сколько людей было привлечено к ответственности, а то, уменьшилось ли количество случаев побоев и сколько потерпевших смогли защитить свои права.

Система уголовного правосудия, в отличие от производства по делам об административных правонарушениях, позволяла не только наказать виновного, но и взыскать компенсацию имущественного и морального вреда в пользу потерпевшего непосредственно в уголовном процессе, а также применить меры процессуального принуждения в отношении обвиняемого, которые хоть и далеко не всегда, но сдерживали его от причинения новых побоев. Да, наша система никогда не защищала пострадавших от домашнего насилия достаточно эффективно, но декриминализация побоев – это не шаг вперед, а семимильный прыжок назад.

Решение декриминализировать побои подверглось серьезной критике правозащитных организаций, комиссара Совета Европы по правам человека Нилса Муйжниекса и верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль-Хусейна.

Вместо принятия необходимого закона о профилактике семейно-бытового насилия, который существует не только в западных странах, но и практически во всех республиках бывшего СССР, в России было принято решение, что безопасность не является основополагающим правом и первостепенной потребностью.

Совсем недавно Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин рассмотрел первую в истории индивидуальную жалобу против России, поданную россиянкой, пострадавшей от домашнего насилия. В деле O. G.

против России комитет признал, что Россия нарушила целый ряд положений Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, так как не принимала надлежащих мер в борьбе с домашним насилием.

Комитет при этом особенно подчеркнул, что декриминализация побоев стала шагом в неверном направлении, ведущим к безнаказанности лиц, совершающих насилие в семье.

Таким образом, даже если предположить, что декриминализация домашнего насилия позволила пострадавшим с меньшими рисками обращаться за помощью, стоит понимать, что данные изменения в действительности могли привести к росту числа побоев, так как теперь не существует никаких факторов, сдерживающих правонарушителей. При этом эффективной защиты потерпевшие так и не получили.

Авторы — сооснователи проекта «Насилию.нет»

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/02/06/750032-dekriminalizatsiya-poboev

Россия: Законопроект о декриминализации домашнего насилия

  • Обновление: 7 февраля 2017 года Президент подписал закон.
  • 1 февраля 2017 года Совет Федераций принял законопроект.
  • 27 января Государственная Дума приняла законопроект в третьем чтении.

(Москва) – Находящийся на рассмотрении российского парламента законопроект может серьезно ослабить гарантии защиты от домашнего насилия, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Законодатели должны отклонить его как опасный и несовместимый с международно-правовыми обязательствами России в области прав человека.

Женщина на одиночном пикете против декриминализации домашнего насилия у здания Государственной Думы РФ с плакатом «Я тебя породил, я тебя и убью. За 2015 год от насильственных преступлений в семье пострадало 11 756 мальчиков и девочек.» Москва, 11 января 2017 года.

© 2017 Private

«Принятие этого законопроекта отбросит Россию далеко назад в ситуации, когда пострадавшим от домашнего насилия и без того невероятно сложно получить помощь или добиться правосудия, — говорит Юлия Горбунова, исследователь Хьюман Райтс Вотч по России. – Декриминализация побоев в семье смягчит санкции для инициаторов насилия, при этом риск для жертв только увеличится».

Предлагаемая поправка в Уголовный кодекс направлена на отмену уголовной ответственности за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль», но не достигающих уровня причинения легкого вреда здоровью, в отношении близких лиц, включая женщин и детей. При этом сохраняется уголовная ответственность для лиц, ранее привлекавшихся за побои к административной ответственности. Таким образом, на первый раз агрессор может отделаться символическим штрафом, арестом на срок до 15 суток или обязательными работами.

Рассмотрение законопроекта во втором чтении назначено на 25 января 2017 г.

Нынешняя законодательная инициатива резко диссонирует с недавними шагами по борьбе с домашним насилием в России. В июле 2016 г. была введена уголовная ответственность за насилие в отношении близких лиц.

Тогда некоторые депутаты говорили, что это негативно скажется на «традиционных семейных ценностях», а Русская Православная церковь раскритиковала июльские поправки как не имеющие «нравственных оправданий и юридических оснований».

Сенатор Елена Мизулина, которая еще летом активно выступала против криминализации побоев в семье, публично заявила: «Мы не обижаемся, даже когда, видите, бьет мужчина свою жену — такой обиды нет, как если обидеть, унизить мужчину».

В парламенте она говорила, что в российской традиционной семейной культуре родительско-детские отношения строятся на авторитете родительской власти и что принимаемые законы должны поддерживать эту семейную традицию, не препятствуя «шлепкам».

Елена Мизулина является одним из инициаторов поправки о декриминализации побоев в семье.

«Стыдно полагать, что битье родственников является проявлением ‘семейных ценностей’, — говорит Юлия Горбунова. – В защите нуждаются жертвы, а не причинители насилия».

Российские активисты за права женщин многие годы выступают за принятие всеобъемлющего закона о домашнем насилии, который ожидает рассмотрения в парламенте с 2014 г.

По официальным данным, около 40% всех насильственных преступлений в России совершаются в семье. Независимые исследования дают еще более удручающую картину. Исследованием 2013 г. было выявлено, что более 80% насильственных преступлений в отношении женщин совершаются супругом или сожителем. Каждый день с насилием в семье сталкиваются до 36 тыс. женщин и 26 тыс. детей.

В опросе 2011 г. 38% из 30 тыс. женщин в 60 российских регионах заявили, что подвергались психологическому насилию, при этом каждая пятая утверждала, что подвергалась физическому насилию со стороны мужа или партнера. В опросе 2005 г. 70% женщин из 2,2 тыс.

человек в 50 городах по всей России, заявили, что подвергались со стороны супруга по меньшей мере одной из форм насилия (физическому, сексуальному, экономическому или психологическому), а 36% — что подвергались и физическому, и психологическому насилию.

Российское правительство систематически не обеспечивает эффективного предупреждения домашнего насилия и правосудия для его жертв. Заявления по таким фактам обычно оставляются без расследования или даже без ответа, существует острый дефицит приютов для женщин, пострадавших от насилия. В Москве на более 12 млн. населения имеется меньше 150 мест в приютах.

Необеспечение жертвам домашнего насилия надлежащей защиты и доступа к правосудию нарушает международно-правовые обязательства России в области прав человека.

Россия является участником Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, запрещающей насилие в отношении женщин как в общественных местах, так и в доме, и признающей такое насилие формой дискриминации. В 2015 г.

по итогам рассмотрения восьмого периодического доклада России Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин отметил сохраняющуюся обеспокоенность «широко распространенным насилием в отношении женщин» и настоятельно рекомендовал принять «всеобъемлющее законодательство для предотвращения и пресечения насилия в отношении женщин, включая бытовое насилие».

Россия также является участником Конвенции о правах ребенка, запрещающей насилие в отношении детей, в том числе в семье. В 2014 г.

по итогам рассмотрения четвертого и пятого периодических докладов России Комитет по правам ребенка настоятельно рекомендовал правительству уделять приоритетное внимание ликвидации всех форм насилия в отношении детей и запретить в законодательном порядке применение всех форм телесного наказания везде, в том числе в семье.

«Этот законопроект бьет по усилиям, направленным на искоренение домашнего насилия и в России, и в мире, — говорит Юлия Горбунова. – Вместо смягчения существующего законодательства России нужно ужесточать его в интересах профилактики домашнего насилия, защиты жертв и привлечения агрессоров к ответственности».

Источник: https://www.hrw.org/ru/news/2017/01/23/299223

«Это не шлепки, а преступление против личности»

В Госдуму во второй раз за год внесли законопроект о декриминализации побоев в семье. Сейчас депутаты вообще предложили исключить «побои в отношении близких лиц» из числа преступлений.

За действия, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий», предлагается наказывать обязательными работами до 360 часов или исправительными работами на срок до года.

Документ в Госдуму внесла группа депутатов и членов Совфеда. Среди авторов называют Ольгу Баталину.

«У людей вызывало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев в отношении родственников, является преступлением, а такие же действия, совершенные на улице, — только административным правонарушением. Наш законопроект предлагает эту коллизию устранить», — объясняет сейчас депутат Баталина.

По ее словам, насилие важно предотвратить, а для этого — «оставить людям шанс на примирение и восстановление отношений». А вот если побои в семье происходят неоднократно, то тогда уже они «повлекут уголовное наказание».

Читайте также:  Исковое заявление о разделе совместно нажитого имущества супругов

Статья «Побои» (116 УК РФ) была частично декриминализована в июне 2016 года в рамках либерализации законодательства. От уголовного преследования за избиение без вреда для здоровья освободили всех, кроме ближайших родственников.

Нынешняя инициатива депутата Ольги Баталиной, как и ее объяснение, практически в точности повторяют слова сенатора Елены Мизулиной, которая в июле 2016 года тоже бралась устранить несоответствие в законодательстве: «За шлепок в семье можно получить до двух лет и клеймо уголовника на всю жизнь, а за побои на улице — штраф до 40 тысяч рублей. Такая ситуация недопустима. Необходимо править уголовный закон и убирать эти абсурдные положения».

Мизулина тогда называла домашнее насилие «не главной семейной проблемой» в России.

«Грубость — низкий уровень культуры общения, нет ласки, нет уважения — особенно со стороны женщины, этот фон задает женщина в семье: уважение к супругу, авторитет в семье — это обязательно. Мы, женщины, — слабые создания, нам все можно.

Мы там не обижаемся, даже когда, видите, бьют, бьет мужчина свою жену, — такой обиды нет, как если обидеть, унизить мужчину. Мужчину унижать нельзя», — удивила журналистов тогда сенатор.

Но правительство законопроект Мизулиной в июле отклонило, указав в отзыве, что сенатор в пояснительной записке не сослалась на статистику, свидетельствующую о необходимости предлагаемых изменений.

Новая инициатива о декриминализации семейных побоев — кажется, вновь не подкрепленная статистикой — создает впечатление, что Елена Мизулина (с ее удивительным взглядом на «обиды» и унижение в российской семье) просто скрылась за анонимную формулировку «член Совфеда», предложив новой Думе то, что уже отклоняло правительство.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/11/14/70536-eto-ne-shlepki-a-prestuplenie-protiv-lichnosti

Почему Дума голосует за "побои в узком семейном кругу"

  • Госдума России приняла изменения в уголовный кодекс, которые смягчают наказание для людей, «поднявших руку» на своих домочадцев.
  • Из статьи 116-й – «Побои» – исчезнут слова «в отношении близких лиц».
  • Под «близкими лицами» понимаются:
  • супруги,
  • родители,
  • дети,
  • усыновители,
  • родные братья и сестры,
  • дедушки, бабушки, внуки,
  • опекуны и попечители.

До сих пор подзатыльники или шлепки в отношении близких приравниваются к хулиганским действиям, что грозит наказанием до двух лет лишения свободы.

Дело в том, что летом 2016 года Госдума приняла закон о декриминализации некоторых статей уголовного кодекса. Поправки ввели административное наказание за нанесение побоев впервые. Однако за побои близких родственников была введена уголовная ответственность.

Член Совета Федерации Елена Мизулина назвала эти поправки «антисемейными» и призвала изменить статью 116 УК.

По словам Мизулиной, вычеркивание слов «в отношении близких лиц» из статьи «Побои» позволит лишь повторные «шлепки» расценивать как уголовное преступление.

Первый проступок будет наказываться лишь административно, то есть за побои предусмотрен штраф от 5 до 30 тысяч рублей, либо арест на срок от 10 до 15 суток, либо от 60 до 120 часов обязательных работ.

По словам Мизулиной, ее законопроект восстановит справедливость: сейчас, если вы ударите постороннего человека, не навредив его здоровью, это будет считаться административным правонарушением, но если вы ударите своего родственника или близкого, это уже «уголовщина».

«Москва, девочка 17 лет, крадет у родителей деньги, которые отложены на покрытие процентов по ипотечному кредиту и прогуливает их. Возвращается вечером домой. Что делают родители? Конечно, ругань, и мать дает пощечину девочке. Ей 17 лет, конечно, это обидно. Она бежит в полицию, возбуждают уголовное дело.

Полицейский приходит на дом, там все уже разобрались, примирились, часть денег нашли, но дело прекратить невозможно. Кроме того, родителям угрожают, что отберут младшего ребенка – сына пяти лет. И вот таких семей только сейчас – 150 фактов собрала родительская общественность», – приводит аргументы Мизулина.

Мизулина упирает на то, что для возбуждения уголовного дела по статье 116 УК достаточно только заявления потерпевшего, например, ребенка, соседа или даже анонимного сообщения, к тому же уголовное дело «за шлепок» позволяет ставить вопрос о лишении, ограничении родительских прав.

Уполномоченный по правам человека РФ Татьяна Москалькова вспоминает случай из своей практики, «когда мужа осудили на три года за побои, а жена осталась с двумя детьми и поняла, что любит его. Просит – отпустите, а мы уже не можем».

  1. Аргументы «против» декриминализации домашних побоев:
  2. Основной довод – статистика.
  3. По данным МВД, в 2015 году за побои в семье были привлечены свыше 6,7 тысяч человек, но наказали 4,5 тысяч.

29-летняя жительница Мегиона (в Ханты-Мансийске) после распития спиртного с подругой избила 10-летнего сына – мальчик попросил включить мультфильм, но мать отказала. Когда ребенок заплакал, женщина начала бить его головой об стену.

В Кузбассе 35-летний мужчина в состоянии опьянения несколько раз ударил 9-летнюю дочь ремнем, узнав, что девочка без разрешения взяла в магазине в долг три пакета лапши скорого приготовления и съела, не поделившись с ним. Кроме этого, мужчина грозил ножом жене, узнав, что она потратила все деньги на продукты для семьи.

В Туле 23-летний безработный будучи пьяным нанес не менее семи ударов своей матери по лицу, рукам и ногам, а также затушил зажженную сигарету об ее плечо.

По всем этим историям – а их множество – уголовное дело возбудили по статье 116 («побои»), так как для 115-й статьи («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») недостаточно последствий – насильственные действия, причинили физическую боль, но не повлекли за собой «вреда здоровью». Не всегда возможно возбудить уголовное дело и по статье 117-й («Истязание»), которая предусматривает наказание только за неоднократные побои.

То есть «побои» – это когда было обидно и больно, вреда ощутимого вреда здоровью нет, и к тому же это было в первый раз. Но все-таки до принятия поправок их можно было отнести к уголовному наказанию.

  • Первый зампредседателя комитета Госдумы по законодательству Юрий Синельщиков считает, что в случае декриминализации статьи «побои» уголовной ответственности избежит «отец, который в пьяном угаре схватив за ногу семимесячного ребенка, мешающего ему спать, швырнул его в другой конец комнаты, а ребенок при этом отделался кровоподтеками».​
  • Депутат от «Единой России» Оксана Пушкина приводит статистику МВД: ежегодно в России 600 тысяч женщин подвергаются насилию со стороны партнера.
  • Одним из самых обсуждаемых дел в блогах стала история Анны Жавнерович – ее телесные повреждения тоже были квалифицированы как побои​ – и ​призывают начать писать массовые обращения в Госдуму, дабы не допустить принятия поправок:

Источник: https://www.currenttime.tv/a/28227841.html

Россия: ситуация с домашним насилием усугубляется

Жертвами домашнего насилия ежегодно становятся тысячи женщин и детей, а число погибших может достигать трех тысяч. В рамках проведенного в декабре опроса ВЦИОМ, половина респонденток отметила, что самые большие шансы подвергнуться насилию у женщин именно в семье.

Между тем декриминализация побоев в 2017 году снизила риск ответственности тех, кто распускает руки. Законопроекты, направленные на защиту от насилия в семье, регулярно отклоняются. Церковь видит в борьбе с домашним насилием угрозу семейным ценностям, а власти — новую статью социальных расходов, которых и так достаточно.

Что не так со статистикой побоев

До начала 2017 года статистика преступлений в семье неуклонно росла. В 2012 году МВД насчитало 34 тыс. жертв домашнего насилия, в 2014-м — 42,8 тыс., а в 2016-м — уже 65,5 тыс.

В 2017-м число потерпевших от домашней преступности внезапно упало с 65,5 до 36 тыс. Снижение произошло после того, как в январе 2017 года Госдума частично декриминализовала побои в отношении близких.

Теперь шлепки и затрещины в ходе семейных конфликтов считаются административным правонарушением.

В 2017 году в 70% случаев разбирательств по таким административным правонарушениям суды назначали наказание в виде штрафа, говорится в данных МВД.

Количество погибших в результате домашнего насилия может достигать трех тысяч. Такой вывод можно сделать, сопоставив официальные данные Росстата, согласно которым в 2017 году из-за преступных посягательств погибли 8,5 тыс.

женщин, с оценкой экспертов, утверждающих, что доля семейно-бытовых причин в структуре тяжелых насильственных преступлений составляет 40%.

Схожие цифры неоднократно озвучивали члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

Домашнее насилие не рассматривается статистикой как самостоятельное явление, распадаясь на несколько уголовных и административных составов — побои, нанесение телесных повреждений разной степени тяжести, истязания, угрозы и т. д. Полиция на вызовы в неблагополучные семьи выезжать не любит, а сами жертвы редко обращаются к властям.

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву.

Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера.

Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьет – значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие», — рассказала Eurasianet.org директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

По мнению члена правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталии Ходыревой, статистика МВД о насильственных преступлениях против близких — лишь вершина айсберга. «Надо увеличить цифры в 15-25 раз, чтобы понять реальный масштаб совершаемых преступлений», — считает она.

Зачем России декриминализация побоев

«Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW [Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году]», — считает Наталия Ходырева.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев полагает, что «административные» побои полицейские выявляют лучше, чем когда они считались уголовным преступлением, пишет агентство РАПСИ.

«Но ведь задача состоит не только в выявлении, а в защите от эскалации дальнейшего насилия. Штрафы берутся из бюджета семьи, никак не защищают жертву и не означают, что агрессор изолирован и прекратил насилие. Основные проблемы пострадавших женщин — отсутствие жилья и пособий. В этой ситуации они борются за выживание и терпят своих партнеров-насильников», — возражает Ходырева.

«Побои в отношении близких приравняли к таким правонарушениям, как парковка в неположенном месте. Теперь женщина должна сперва добиться административного наказания, и уже потом, если насилие повторится, агрессору грозит «уголовка».

Муж одной из моих клиенток, алкоголик, ударил дочь. Жена обратилась в суд в тот самый момент, когда случилась декриминализация.

Ему присудили штраф, заявив: «Ждите второго раза»», — говорит юрист некоммерческой организации Enlightenment Рима Шарифуллина.

Как на Западе защищают жертв побоев

Изменить ситуацию могло бы внедрение в России системы охранных ордеров (защитных предписаний), запрещающих обидчику контактировать с жертвой в период расследования и после приговора суда, а также создание современной системы кризисных центров и убежищ. Сегодня механизм охранного ордера используют 119 стран, включая Беларусь, однако в России идея встречает упорное сопротивление.

«Международный опыт [по использованию такой практики] зафиксирован в стамбульской Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Она предусматривает комплексный подход: профилактика, защита, наказание. Профилактика включает оценку тяжести и риска насилия.

При легком и среднем риске стороны сепарируются посредством досудебных ордеров. Если сумма рисков высока, агрессора изолируют, после чего суд решает, что делать дальше — тюремный срок, прохождение принудительной психокоррекционной программы и т. п.

Но самое главное — это защита жизни и здоровья пострадавших: предоставление убежища на срок до года, переезд, смена внешности и прочее», — поясняет Наталия Ходырева.

Стамбульскую конвенцию Россия, как и некоторые другие страны Восточной Европы, не ратифицировала.

Закон о профилактике насилия встретил сопротивление

Читайте также:  Документы на визу в литву

Власти признают существование проблемы. «Есть другая тревожная тенденция роста насилия в семье, это очень опасно. Давайте мы подумаем и предложим системные меры», — заявила председатель Совфеда Валентина Матвиенко на состоявшемся 17 декабря первом заседании новоучрежденного Совета при президенте России по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей.

Между тем законопроекты о профилактике семейно-бытового насилия вносились в Госдуму сорок раз за последние 10 лет, но никогда не доходили даже до первого чтения. Внесенный в сентябре 2016 года законопроект депутата «Единой России» Салии Мурзабаевой и сенатора от Владимирской области Антона Белякова был отправлен на доработку.

Как объявила 4 декабря зампредседателя думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, обновленный документ поступит в парламент до конца 2018 года, пишет издание «Лайф». В поддержку закона высказалась и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, сообщает РИА «Новости».

«Законопроект долго согласовывался в думских комитетах. Мы очень опасаемся, что из него исключили все действенные механизмы помощи пострадавшим. Прежде всего, речь идет об охранных ордерах и переводе домашнего насилия в сферу публичного обвинения, когда дела возбуждаются прокуратурой и не подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым», — говорит Анна Ривина.

«Судя по тому, что законопроект поддержала Москалькова, он может быть принят, правда, в облегченном варианте. Возможно, примут норму о принудительной психологической работе с насильником в течение нескольких лет и усилят административное наказание.

Думаю, в законе не будет никаких охранных ордеров.

Как заметил один из спикеров международного круглого стола по теме домашнего насилия, если каждая четвертая женщина — жертва, то после криминализации побоев каждый четвертый мужчина может сесть», — считает Рима Шарифуллина.

Против законопроекта работает сильное лобби, объединившее чиновников, консерваторов и либералов, утверждают собеседники Eurasianet.org. Активную позицию по этому вопросу заняла и Русская православная церковь.

«Они [борцы с побоями в семье] манипулятивно спекулируют темами так называемого «домашнего» или «семейного насилия», необходимости постоянно защищать ребенка от его собственных родителей, противопоставляют ложно понимаемые права детей традиционным семейным ценностям и правам родителей, которые веками не подвергались сомнению… Под предлогом борьбы с насилием и защитой слабых… действуют те, кто пытается разрушить наше общество и уничтожить его основу — семью» — сказано в докладе Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства во главе с протоиереем Дмитрием Смирновым.

Правительство игнорирует проблему домашнего насилия из соображений бюджетной экономии, считают эксперты.

«Реализация закона потребует финансовых вложений (создание убежищ, обучение полицейских и судей, компенсации и реабилитация пострадавших).

[При этом] сегодня не ведется подсчет экономических потерь от смертей, потери работоспособности, разрушения семей и т. д.» — убеждена Наталия Ходырева.

Где женщины могут получить помощь

По данным интерактивной карты центра «Насилию.нет» в России действует более сотни кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — негосударственные.

«НКО, помогающих женщинам в России, всего 15-20. Подавляющее большинство таких организаций находятся в крупных городах. Убежищ — еще меньше. Это квартира, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жилье или ждут окончания судопроизводства.

Государственных кризисных убежищ — мало. Иногда они закрываются из-за того, что помещение отдают под другие нужды. У НКО, как правило, нет денег, чтобы открыть собственное убежище.

Они живут за счет частных пожертвований и госсубсидий, получить которые сложно», — говорит пресс-секретарь Кризисного центра для женщин в Санкт-Петербурге Борис Конаков.

По его словам, за прошлый год в центр обратились за помощью 6 тыс. человек. Подавляющее большинство звонков связано именно с домашним насилием. «Женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнер кричит, бьет посуду, не дает выходить из дома», — отмечает Конаков, видя в этом признак растущей осведомленности общества о проблемах насилия.

Наталия Ходырева больше, чем на помощь государства, рассчитывает на женскую солидарность, считая, что в сложившейся ситуации спасение утопающих — дело рук самих утопающих. «У молодого поколения женщин — более высокие стандарты качества жизни и партнерских отношений, обширные социальные сети, активизм. Эти терпеть и молчать уже не будут», — надеется она.

Источник: https://russian.eurasianet.org/россия-ситуация-с-домашним-насилием-усугубляется

За щитом: что изменит появление закона против семейного насилия

В осеннюю сессию в Госдуму планируется внести законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия». О его необходимости давно говорят депутаты и общественники.

Документ создаст новые механизмы защиты жертв — охранный ордер и защитное предписание, то есть официальный запрет агрессору приближаться к пострадавшим.

Авторы законопроекта, ссылаясь на статистику, говорят, что декриминализация побоев сделала тему домашнего насилия еще более латентной. А новые нормы облегчат защиту потерпевших.

Как рассказал «Известиям» председатель общественного совета при МВД России Анатолий Кучерена, охранный ордер — полезный инструмент, он используется во многих странах мира. Однако в целом в семейные отношения нужно вмешиваться очень осторожно, а профилактикой бытовых преступлений должны заниматься не только полицейские, но и психологи.

Ошибка декриминализации

В российском законодательстве нет понятия «домашнее насилие». Один из важнейших документов — Семейный кодекс — только обязует супругов «строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи». Однако рекомендаций относительно сдержанности в проявлении агрессии этот документ не содержит.

В 2016 году в Госдуму внесли законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст.

116 Уголовного кодекса. Однако в 2017-м она была декриминализирована. Статью «Побои» ввели в Кодекс об административных правонарушениях — она предполагает штраф до 30 тыс.

рублей либо административный арест до 15 суток.

Зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина считает, что декриминализация побоев была серьезной ошибкой.

По данным Росстата, в 2015 году от насилия в семье пострадали 36 493 женщины, а в 2016-м — 49 765 женщин. После декриминализации побоев резко снизилось число пострадавших: в 2017 году их было уже 25 667, а в 2018-м — 23 518 человек.

Как рассказала «Известиям» Оксана Пушкина, реальные масштабы насильственных преступлений в семье сложно оценить, особенно если учесть то, что главные особенности семейно-бытового насилия — систематичность и латентность.

— Судить о количестве случаев, тем более в динамике, очень сложно. Пострадавшая от рук «кухонного боксера» женщина теперь еще больше боится идти в полицию, думая, что государство на стороне обидчика, — отметила депутат.

Криминализация побоев необходима, но этот шаг, по мнению парламентария, проблему семейного насилия не решит. Необходимо принять закон, который установит правовые и организационные основы профилактики семейно-бытового насилия, определит ключевые права пострадавших.

Сейчас Оксана Пушкина вместе с группой соавторов разрабатывает такой документ. Сейчас формируется его понятийный аппарат. Будут введены определения «семейно-бытовое насилие» и «близкие лица», «охранный ордер» («защитное предписание»). Предполагается, что новый закон будет носить не рамочный характер, а станет основой для реально действующей системы профилактики, пояснила депутат.

Новеллы законопроекта — так называемые охранные ордера и защитные предписания — запрет приближаться к пострадавшим. Полномочия выносить предписания получит полиция, ордера — суд, в зависимости от стадии рассмотрения дела.

По словам депутата, защитное предписание будет запрещать преследовать пострадавшего, предпринимать попытки выяснить место его пребывания, а также приобретать и использовать любого вида оружие. На время действия защитного предписания обвиняемый в домашнем насилии будет поставлен на профилактический учет и контроль в органах внутренних дел.

— Для вынесения предписания необходимо, чтобы потерпевшая сторона подала заявление в полицию, а за его нарушение будет предусмотрена административная ответственность.

Предписание — это способ предупреждения, возможно, более серьезного правонарушения в отношении жертвы.

Введение охранных ордеров облегчит защиту потерпевших и будет работать на профилактику новых актов насилия, — уверена Оксана Пушкина.

Как сказали «Известиям» в аппарате депутата, законопроект планируется внести в Госдуму в осеннюю сессию.

«Щит» для жертвы

Важная задача документа — не наказать провинившихся (правоохранители легко вычисляют мужей и сожителей-убийц и отправляют их на скамью подсудимых), а защитить женщину от агрессора.

— Фактически всё законодательство, которое есть сегодня, работает постфактум. То есть мы должны дождаться каких-то серьезных телесных повреждений или, простите, убийства, чтобы наказать агрессора, — отметила адвокат, соавтор проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия»Мари Давтян.

Как рассказал «Известиям» президент Коллегии московских адвокатов «ВердиктЪ» Алексей Паршин, в России жертва не защищена законом от преследований, а угрозы и уговоры могут поступать через социальные сети, родным и близким, через непосредственный контакт.

— Все попытки обращений в полицию за помощью, как правило, ничем не заканчиваются. У правоохранительных органов нет правовых инструментов реагировать на такие виды преследований. Тем более если угрозы носят неявный характер и не сопровождаются физическим насилием, — пояснил адвокат.

Мари Давтян, как и многие правозащитники, считает охранный ордер одним из самых эффективных способов защиты пострадавших от домашнего насилия. Адвокат уверена: если будет принят комплексный закон, эта система заработает в России так же, как в других странах.

— Законопроект предусматривает встраивание механизма защитных предписаний и иных мер профилактики в уже существующие системы: правоохранительную, судебную, социального обслуживания. Создавать какие-либо новые структуры нет необходимости, — пояснил Алексей Паршин.

По словам Мари Давтян, в законопроекте прописан механизм межведомственного взаимодействия. Каждая структура, куда может обратиться пострадавшая, — полиция, травмпункты, органы соцзащиты — должна быть подготовлена к работе с жертвами домашнего насилия.

Государственные убежища

Новый закон должен предусмотреть увеличение количества реабилитационных учреждений для жертв. По словам директора центра «Насилию.нет» Анны Ривиной, сегодня по всей стране наберется чуть меньше 200 таких организаций, как государственных, так и созданных НКО.

— Этого количества не хватает для эффективной работы. И даже об этих центрах не знают те женщины, те дети, те пожилые люди, которым эта помощь очень нужна. Информирования о кризисных центрах не хватает, — считает Анна Ривина.

Она также отметила необходимость выстраивания межведомственного взаимодействия — чтобы и полицейские, и опека, и соцзащита знали о наличии кризисных центров и сразу отправляли туда женщин.

Важно добиться и того, чтобы в таких учреждениях был максимально низкий бюрократический порог. Например, сегодня в Москве в кризисный центр может обратиться только та женщина, у которой есть регистрация в регионе.

От этой практики нужно отказаться, уверена Анна Ривина.

Предельно аккуратно

Председатель общественного совета при МВД России, адвокат Анатолий Кучерена считает, что к нововведениям, которые может предложить проект закона о профилактике семейно-бытового насилия, «нужно относиться предельно аккуратно». По его словам, опыт Франции и других стран в части ювенальной юстиции показал, что может возникать достаточно много проблем при защите предполагаемой жертвы от опасного поведения близких.

— Я как раз не являюсь сторонником того, чтобы государство всё больше и больше получало возможность вмешиваться в семейные отношения. Что касается охранного ордера, то, наверное, это полезный инструмент. Он существует во многих странах мира и неплохо работает, — отметил правозащитник в разговоре с «Известиями».

  • Анатолий Кучерена считает, что нельзя сваливать решение проблемы с домашним насилием только на полицию.
  • — Есть достаточно много всяких процедур, предусмотренных действующим российским законодательством, которые направлены на то, чтобы помочь как жертве, так и агрессору, — подчеркнул адвокат.
  • По мнению юриста, с «домашними боксерами», которые могут игнорировать охранные ордера, должны работать не только полицейские, но и психологи.

Источник: https://iz.ru/903386/elena-borisova/za-shchitom-chto-izmenit-poiavlenie-zakona-protiv-semeinogo-nasiliia

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector