Уголовная ответственность за репост в интернете

За последнее время участились случаи, когда людей привлекали к ответственности, в том числе и уголовной, за высказывания на личной странице в соцсети или, что хуже, перепост. За публикацию чего в соцсетях могут дать срок и как обезопасить себя от возможных обвинений в экстремизме — в материале Лайфа.

Опасность 1. Демотиваторы

Уголовная ответственность за репост в Интернете

В сентябре 2015 года гражданский активист Дмитрий Семёнов из Чувашии был осуждён за перепост в соцсети «ВКонтакте» демотиватора с карикатурой на премьер-министра Дмитрия Медведева. Сам пользователь отрицал какие-либо обвинения, указав, что поставил «лайк» тексту интервью, а карикатура «подвязалась» автоматически.

Суд постановил, что Семёнов публично призывал к осуществлению экстремистской деятельности, и назначил штраф в размере 150 тыс. руб. Однако тут же амнистировал подсудимого, что не удовлетворило активиста: в апреле 2016-го он обратился в ЕСПЧ. Семёнов считает, что были нарушены его право на справедливое судебное разбирательство и свобода выражения мнения.

В чём опасность: согласно постановлению суда, на демотиваторе была надпись: «Смерть русской гадине», в которой усмотрели «призыв к физическому уничтожению русских».

Опасность 2. Фотографии времён II Мировой войны

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Резонансное дело с привлечением к ответственности за снимок со свастикой произошло с Полиной Петрусевой, журналистом смоленского портала readovka.ru.

В январе 2015 года девушка выложила на странице в соцсети «ВКонтакте» фотографию своего дома времён нацисткой оккупации. В частности, правоохранителей не устроило изображение флага Третьего рейха, которое было видно на документальном снимке.

В конечном счёте Петрусеву оштрафовали на тысячу рублей за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской символики. 

В чём опасность: закон о запрете на пропаганду или публичное демонстрирование символики организаций, сотрудничавших с фашистами или отрицающих итоги Нюрнбергского трибунала, был принят в России осенью 2014 года. Однако впоследствии Роскомнадзор уточнил, что изображения свастики без целей пропаганды допустимы.

Опасность 3. Видеоролики

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Последняя новость об обвинении в экстремизме, окончившемся уголовным сроком, стала известна совсем недавно.

Жителя Дагестана Мухтара Рамазанова признали виновным по части 1 статьи 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и части 1 статьи 205.

2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности». Подсудимый свою вину признал и получил два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

  • По версии следствия, Рамазанов разместил на своей странице во «ВКонтакте» в июне 2014 года видеоролик, направленный на возбуждение ненависти или вражды и уничижение достоинства человека в отношении религии и принадлежности к какой-либо социальной группе.
  • В чём опасность: в связи с последними событиями на Украине и напряжёнными отношениями между двумя бывшими соцреспубликами участившиеся бурные и зачастую резкие обсуждения могут подвергаться риску.
  • Опасность 4. Украина

Уголовная ответственность за репост в Интернете

В Екатеринбурге местный суд признал мать-одиночку виновной в возбуждении межнациональной ненависти и вражды.

Екатерину Вологженинову осудили по статье 282 УК за перепосты во «ВКонтакте» нескольких записей сообществ «Украинской народной самообороны» и «Правого сектора» (организация запрещена в России. — Прим. ред.).

 За перепосты женщина получила 20 часов обязательных работ. Кроме того, у  Вологжениновой изъяли и уничтожили ноутбук, компьютерную мышь и зарядное устройство.

В чём опасность: некоторые перепощенные публикации принадлежали пабликам, которые относились к запрещённым в России организациям, таким как УНА-УНСО и «Правый сектор».

Опасность 5. Оскорбление чувств верующих

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Не повезло и 21-летнему жителю Бердска Новосибирской области. Максим Кормелицкий получил год и три месяца колонии-поселения за перепост и резкое высказывание в адрес православных.

В январе 2016 года Кормелицкий посредством перепоста из сообщества «Двач» во «ВКонтакте» разместил на своей странице фото купающихся в проруби православных с комментарием, где, по его же словам, он оценил «умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии». 

Запись увидел православный активист Юрий Задоя, который и пожаловался в Следственный комитет на обидный комментарий. Кормелицкого признали виновным по части 1 статьи 282 УК, устанавливающей ответственность за разжигание ненависти по религиозному признаку.

В чём опасность: религия всегда была острым вопросом, поэтому высказывания на эту тему лучше выражать в более нейтральном ключе.

Опасность 6. Нехватка интернет-грамотности

Уголовная ответственность за репост в Интернете

В марте 2016 года от неосторожных перепостов пострадал и 62-летний пенсионер. Николая Егорова, работающего охранником на асфальтобетонном заводе в Чувашии, обвинили в экстремизме за репост во «ВКонтакте» материала Бориса Стомахина, пост которого был ранее признан экстремистским по содержанию.

Адвокат Егорова сообщил, что его подопечный «не размещал никаких публикаций у себя на странице, а доступ к его аккаунту в силу небольших его познаний специфики Интернета имеет неограниченное количество людей».

В чём опасность: внимательно относиться к безопасности своих аккаунтов в соцсетях и не позволять другим публиковать что-то от своего имени. Даже ради шутки.

Перепост не «статья»?

Уголовная ответственность за репост в Интернете

— В законодательстве до сих пор нет определения такого понятия, как перепост, рассказывает юрист общественного движения «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян. Поэтому любой случай так называемого «расшара» материалов в соцсети может квалифицироваться как высказывание самого владельца аккаунта или одобрение скопированной записи.

По мнению главы адвокатской коллегии «Жорин и партнёры» Сергея Жорина, привлекать к уголовной ответственности граждан за их перепосты незаконно. «Но мы живём в реалиях, когда подобное уже происходит.

Поэтому нужно понимать, что когда кто-то делает какой-то перепост, то он может подлежать ответственности. Пользователям надо быть аккуратнее с информацией, которую они размещают.

Неважно, уникальная эта информация или перепост», — прокомментировал он Лайфу.

При этом в Минкомсвязи посчитали, что лайки или перепосты не являются выражением мнения.

«Мы большие противники идеи ввести ответственность за гиперссылки, потому что мы прекрасно знаем, что… Ты вообще не знаешь, что под гиперссылкой прячется. И сегодня там может быть одно, а завтра может быть другое. Кстати, то же самое и с перепостами.

Ты делаешь перепост некой строчки, содержание которой может поменяться. (…

) Поэтому позиция нашего министерства очень простая: мы считаем, что это слишком широкое трактование закона, и мы являемся противниками идеи ввести ответственность за гиперссылки, — заявил «Эху Москвы» замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин. 

Тонкая грань

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Эксперты сходятся во мнении, что никто не застрахован от привлечения к ответственности за высказывания в соцсетях. 

Наказание может настигнуть даже за «подзамочные» посты.

«Кто-то из ваших друзей может сделать скрины и «настучать» в соответствующие органы, после чего будет возбуждено дело о распространении незаконной информации посредством Интернета, — объясняет Саркис Драбинян. — С точки зрения закона никакой разницы нет. Закрытость или открытость аккаунта на это никак не влияет. И подобные разбирательства уже были». 

По его словам, за последнее время больше всего судебных разбирательств касалось именно призывов к экстремизму. Как считает Дарбинян, это связано с обеспокоенностью властей проявлением экстремизма в Сети.

«Таким образом вводится самоцензура на уровне самих владельцев аккаунтов и владельцев групп, чтобы они сами отслеживали и удаляли какую-то информацию, которая может быть воспринята как незаконная», — отметил он.

О важности разделения между высказыванием своего мнения и противоправным контентом рассуждает и Жорин: «Суд должен разобраться, где мнение, а где утверждение. Мнение не может наказываться. Важно, чтобы суды, которые рассматривают такие дела, вели их осторожно и с точки зрения закона. Это очень тонкая грань: где мнение, а где экстремизм».

По словам эксперта, с экстремизмом, призывами к насилию, суициду и прочему необходимо бороться, но преследование, а тем более уголовное, за высказывания в Интернете на сегодняшний день должно быть исключительной мерой. «Куда целесообразнее использовать другие инструменты, например, блокировки, удаление противоправного контента самой онлайн-площадкой», — говорит он.

Как минимизировать риск

Существуют слова-маркеры, которые могут «подтолкнуть» соответствующие органы к более внимательному изучению вашей страницы. О них Лайфу рассказала Елена Кара-Мурза, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ и член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам:

—Для словесного экстремизма (в двух его разновидностях, условно говоря, в политическом и в этноэкстремизме) круг маркеров большой и разнообразный. Например, это так называемые этнофолизмы (т.е.

заведомо негативные обозначения народов: «чурки«, «жиды«, «чёрные«) или другие «слова ненависти» («коммуняки«, «либерасты«, «фашизоиды«), а также слова, обозначающие людей, совершающих незаконные или неэтичные действия (убийца, бандит, проститутка, путана). Например, это слова политической, этнополитической и религиозной тематики («власть«, «революция«, «восстание«, «убийство«, «православие«, «ислам«…).

По словам эксперта, текст или высказывание могут признать экстремистским, если в нём отчётливо выражена мысль о насильственных, агрессивных действиях против государственных и социальных институтов или против конкретных людей. В случае с оскорблением чувств верующих — последовательное противопоставление одной религии другой и требование «обращать» иноверующих и неверующих или уничтожать их.

«Или, например, это брань против людей по признакам их нации, языка, религии, сексуальной ориентации, обвинение их во всех грехах по этим же признакам, оправдание насилия над ними. Вот это настоящий словесный экстремизм, с которым нужно и можно бороться», — считает Елена Кара-Мурза.

Что касается использования оценочных слов, фиксирующих выражение мнения, например, «я считаю», «по моему мнению», эксперт отмечает, что это не может спасти от судебного разбирательства.

«Считается, что мнение нельзя проверить, что в нём отображается не мир вокруг нас, а картина этого мира в голове автора. Это относится к судебным делам о диффамации (распространении порочащих сведений и унижении чести, достоинства и деловой репутации — прим. ред.), даже эти обороты не спасают ответчиков, особенно при наличии у истцов административного ресурса», — объяснила она.

Для дел по словесному экстремизму конструкции мнения не играют роли, они «не освобождают от ответственности», отметила лингвист. То же касается и дел о защите прав верующих.

Источник: https://life.ru/t/технологии/421282/statia_za_pieriepost_za_kakiie_vyskazyvaniia_v_sotssietiakh_mozhno_siest

Инструкция: как не попасть под статью за репосты и лайки — новости Право.ру

6 августа районный суд в Барнауле начал рассматривать уголовное дело в отношении Марии Мотузной: девушку обвиняют по ст. 148 и ст. 282 УК – оскорбление религиозных чувств и возбуждение вражды.

По словам самой Мотузной, причиной стали картинки с черным юмором «ВКонтакте» и никого оскорбить она не хотела.

Дело девушки стало публичным после ее поста в Twitter, где она подробно рассказала об обысках и показала материалы двухтомного дела.

Уголовная ответственность за репост в Интернете

«Антирепостного» закона не существует, однако квалификаций за действия в соцсетях несколько. Самые распространенные – ст. 280 и 282 УК. Санкции по этим статьям похожи, однако по 280-й придется отработать или отсидеть, а по 282-й можно добиться штрафа.

По словам руководителя правозащитной организации «Агора» Павла Чикова, дела по ст. 282 расследует Следственный комитет, а по ст. 280 – ФСБ.

«Суды, как правило, не ставят под сомнение позицию Федеральной службы безопасности, со Следственным комитетом дела обстоят немного проще», – утверждает Чиков.

Наиболее суровая статья – ч. 2 ст. 282.1 – организация экстремистского сообщества, участие в нем. Такие действия наказываются уже заключением до шести лет, а штрафы достигают 600 000 руб.

«В последнее время все чаще применяется квалификация «участие в экстремистских сообществах» – людям вменяется участие в экстремистских сообществах за публикации в тематических группах и распространение информации», – комментирует Чиков. 

Другая нередкая квалификация – ст.

148, одна из тех, по которой обвиняют Мотузную, – нарушение права на свободу совести и вероисповедания, о так называемых «чувствах верующих», она во многом перекликается с 282-й статьей, однако она сравнительно мягче: лишение свободы по ней предусмотрено только до года, а штраф составляет до 300 000 руб. Квалификация по ст. 354 УК – призывы к развязыванию агрессивной войны наказываются штрафом или заключением до трех лет. 

Осужденных по экстремистским статьям также включают в перечень Росфинмониторинга. Состоять в списке экстремистов — значит не иметь возможности открывать счета, оформлять зарплатные карты и выполнять еще ряд операций.

Мотузную в этот перечень уже включили, в реестре она находится под номером 5208. Выйти из списка можно только после того, как судимость погашена. 

Как возбуждают такие  дела?

Причины для возбуждения две – заявление гражданина или результаты мониторинга, который проводят правоохранительные органы.  В обоих случаях устанавливается личность нарушителя и проводится лингвистическая и прочие экспертизы потенциально незаконного контента.

Читайте также:  Договор купли-продажи транспортного средства номерного агрегата

Мониторинг органы проводят на основе специальных алгоритмов. Один из таких алгоритмов на основе больших данных для правоохранителей разработали в SocialDataHub. Автоматические поиски по ключевым словам работают только для «концентрированных» с точки зрения экстремизма страничек и пользователей, рассказывает гендиректор SocialDataHub Артур Хачуян.

«Алгоритмы построены таким образом, что срабатывают только на настоящих преступников, которые ведут активную деятельность в соцсетях, – на террористов. Их поиском занимаются правоохранительные органы, и, конечно, они не ищут обычных пользователей, которые где-то поставили лайк.

Тут работает система доносов: расследование начинается только по запросу, если на пользователя написали заявление», – объясняет он. 

Чиков заявляет, что у оперативников есть план по выявлению преступлений экстремистской направленности, из-за которого они обращаются к мониторингу соцсетей. После проведения лингвистической экспертизы, которую проводят отделения в тех же структурах, возбуждается уголовное дело, то есть фактически это происходит в рамках одного ведомства. 

В случае с Мотузной, заявление написали студентки алтайского филиала Российской академии народного хозяйства Дарья Исаенко и Анастасия Битнер. По их же инициативе дело «за сохраненные картинки» возбудили против Даниила Маркина – другого жителя Барнаула.  

Как определяют, что это моя страничка?

У Мотузной на страничке была другая фамилия, однако делу это не помешало, ее личность все равно была установлена. Чиков поясняет, что это возможно благодаря тому, что администрация «ВКонтакте» активно сотрудничает с правоохранителями.

«Соцсеть предоставляет информацию о времени входа, с какого устройства он был выполнен и откуда. Также сообщается на кого зарегистрирована страница.

В итоге оперативникам не составляет никакого труда установить личность автора публикации», – комментирует он. 

Стоит ли удалить свой аккаунт?

Уголовная ответственность за репост в ИнтернетеБольшая масса дел касается именно «ВКонтакте». Mail.ru, в группу которой входит социальная сеть «ВКонтакте», положение вещей «дело за репост» не устраивает. В день начала слушаний по делу Мотузной они выпустили обращение, в котором попросили амнистировать «отбывающих срок по соответствующим обвинениям» и провести частичную декриминализацию статьей. «Мы видим, как во многих регионах нашей страны становится популярной практика возбуждения уголовных дел на пользователей за лайки и репосты в социальных сетях. Зачастую действия правоохранительных органов явно не соответствуют потенциальной угрозе, а их реакция на записи в х или мемы в ленте оказывается немотивированно жесткой», – говорится в заявлении.

Пользователи соцсетей активно начали обсуждать удаление публикаций и выход из социальных сетей из-за уголовных дел. В поисковой системе «Яндекс» число запросов «удалить вк» выросло с 124 000 в сентябре до почти 168 000 в июле этого года. 

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Получается ли доказать свою невиновность?

«Агора», которая нередко занимается такими делами, сообщает по меньшей мере о 20 удачных случаях. В части из них правозащитники добивались оправдательных приговоров, в других – отмены дела из-за отсутствия состава преступления. 

Известный процесс над адыгейским экологом закончился оправдательным приговором. Глава Института региональных биологических исследований Валерий Бриних выпустил статью «Молчание ягнят» с критикой свиноводческой фермы.

Несмотря на то, что площадкой для публикации не были соцсети, механизм  был схожим – экологу предъявили обвинения в «уничижение человеческого достоинства национальной группы «Адыги» по ст. 282.

Дело длилось три года, но в итоге защите удалось доказать, что речи о возбуждении ненависти в статье не было. 

Главный вопрос: что делать?

Ответ на этот вопрос дает Чиков. По его словам, за последние годы чувствительность к фразам сильно увеличилась. «Нужно понимать, про что можно говорить, а про что говорить рискованно. Это ключевой момент. Однако экспертизы, которые проводят психологи, лингвисты, религиоведы, нередко по-разному оценивают одни и те же фразы, иногда – противоположно», – отмечает он. 

Нет текста — нет дела.

Чтобы избежать вероятность предъявлений претензий, нужно удалиться из соцсетей и ограничить публичную активность. Второе – уголовное преследование по указанным статьям возможно, только если есть текст – устный или письменный, – но текст, отмечает Чиков. «Нет текста – нет дела», – резюмирует правозащитник. 

Важный момент – защиту необходимо начинать с момента доследственной проверки, когда дело находится еще у оперативников. «Там нужно убеждать, что нет состава, туда же внести альтернативные позиции лингвистов. В таких случаях успех гораздо более вероятен», – считает Чиков. 

Внимание стоит обратить на сим-карты, которые зарегистрированы на ваш паспорт, комментирует медиаэксперт Михаил Гуревич. «Раньше не было большой проблемы зарегистрировать по своему паспорту сим-карту например для друга из-за рубежа.

Теперь за этим нужно тщательнее следить — личность в соцсетях устанавливают именно по номеру телефона», — сообщил он. Гуревич рекомендует  следить за настройками приватности отдельных постов в соцсетях и стремиться к тому, чтобы они были доступны только вашим друзьям.

«Стоит избегать использования российских соцсетей — к ним у правоохранителей есть широкий доступ.

Несмотря на феномен российской IT-индустрии, согласно которому россияне предпочитают американские джинсы, китайские телефоны, но российские поисковики и соцсети, именно пользователи отечественных соцсетей чаще всего попадают «под удар»», — предупреждает Гуревич.

Мотузная, когда к ней пришли с обысками, подписала признательные показания в сопровождении адвоката по назначению. 6 августа она добивалась отказа от особого порядка рассмотрения дела уже с новым защитником. Следующее заседание по делу состоится 15 августа, суд вызовет свидетельниц по делу, а само слушание проведут в общем порядке. 

Источник: https://pravo.ru/story/204420/

За лайки и репосты не посадят, но оштрафуют

Уголовная ответственность за репост в Интернете

РИА Новости/Наталья Селиверстова

Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству на заседании 13 ноября рассмотрел президентские законопроекты о частичной декриминализации статьи 282 Уголовного кодекса.

Поправки призваны исправить ситуацию, когда за невинный лайк или репост возбуждающей ненависть записи в соцсети человек мог оказаться за решёткой.

По итогам обсуждения депутаты рекомендовали палате принять документы в первом чтении на пленарном заседании 15 ноября.

Ответственность должна быть обоснованной

Законопроекты, изменяющие Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, президент России Владимир Путин внёс на рассмотрение Госдумы в начале октября.

Глава государства предложил перевести наказание за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также уничижение человеческого достоинства, в том числе с использованием СМИ и интернета, из УК в КоАП.

В соответствии с проектом поправок, административная ответственность будет предусматривать штраф от 10 до 20 тысяч для граждан или от 250 до 500 тысяч рублей для юрлиц. В качестве альтернативного наказания для физлиц может послужить арест на срок до 15 суток или до 100 часов обязательных работ.

Читайте по теме Уголовная ответственность за репост в Интернете

Если же правонарушение будет зафиксировано повторно в течение года, то злоумышленник будет нести уже уголовную ответственность, которая останется прежней — это штраф от 300 тысяч до 500 тысяч рублей, принудительные работы на срок от одного до четырех лет или лишение свободы на срок от двух до пяти лет.

«Анализ правоприменительной практики за 2015-2017 годы демонстрирует рост числа осуждённых за преступления экстремистской направленности в Интернете.

Не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности являлось обоснованным, а с учётом обилия информации и скорости её распространения в соцсетях, стали часто привлекать к уголовной ответственности за так называемые лайки и репосты, которые опасности не представляют», — подчеркнул на заседании глава Комитета по госстроительству Павел Крашенинников.

Это же сказано в постановлении пленума Верховного суда от 20 сентября 2018 года. В документе подчёркивается, что правоохранительным органам доказывать нужно не факт репоста или лайка, а уровень их криминальности.

Ведь репост экстремистских материалов не считается преступлением, если лицо, разместившее такой материал, не осознавало направленности своего деяния.

Кроме того, должен оцениваться размер и состав аудитории, которой эта информация была доступна, количество её просмотров.

По словам Крашенинникова, «если государство не реагирует на этот экстремизм, то последствия будут необратимы».

Депутат напомнил, что действующая уголовная ответственность за возбуждение ненависти, вражды, унижение человеческого достоинства, установленная в статье 282 УК, обеспечивает реализацию конституционных принципов, гарантирующих равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, отношения к религии и не допускающих пропаганду и агитацию, нарушающих это равенство.

Гуманизация закона в центре внимания

Читайте по теме Уголовная ответственность за репост в Интернете
Павла Крашенинникова поддержал член Комитета Госдумы по госстроительству Отари Аршба: «Даже по количеству альтернативных инициатив на эту тему ясно, что она живая и интересная». По мнению депутата, грядущая корректировка статьи 282 УК свидетельствует о гуманистическом подходе к проблеме.

Дело в том, что в ходе заседания комитет отклонил ещё несколько законопроектов, которые уточняют ответственность за действия экстремистской направленности в Интернете.

Один из документов разработали депутаты от КПРФ Сергей Шаргунов и Алексей Журавлёв. Они предлагали исключить часть 1 статьи 282 УК РФ и перевести её в КоАП РФ, при этом расширив область применения нормы не только на публичную сферу, но и на непубличную.

Во время «Прямой линии» с Президентом России Шаргунов сообщил об увеличении количества возбужденных уголовных дел по статье.

Владимир Путин на это ответил, что надо определиться с самими понятиями и проанализировать ситуацию.

В связи с этим Генпрокуратура РФ обязала регионы отчитываться за дела об экстремизме, чтобы держать их на «особом контроле» и быстро реагировать на «свободную» трактовку законодательства в этой сфере.

Другим законопроектом, автором которого выступили депутаты ЛДПР во главе с Владимиром Жириновским, предлагалось полностью исключить статью 282 УК РФ, отменив уголовную ответственность за возбуждение ненависти и вражды.

«Такой подход противоречит нормам международного права в области защиты прав человека и не позволит обеспечить конституционные принципы недопущения экстремизма, закреплённые в статье 29 Конституции РФ», — не согласился с предложением Павел Крашенинников.

Анализ правоприменительной практики за 2015-2017 годы демонстрирует рост числа осуждённых за преступления экстремистской направленности в Интернете.

Третий проект закона, который разработали и внесли в Госдуму депутаты ЛДПР Сергей Иванов и Сергей Маринин, устанавливал обязательный признак преступления, указанного в статье 282 УК РФ, — наступление определенных последствий. В то время как сейчас преступлением считается само деяние — публичное провозглашение или распространение обращения независимо от того, удалось ли побудить других к осуществлению экстремистской деятельности или нет.

Первый зампред Комитета по госстроительству Юрий Синельщиков (КПРФ) тем не менее высказал точку зрения, что все представленные инициативы достойны внимания, так как направлены на гуманизацию законодательства.

Источник: https://www.pnp.ru/social/za-layki-i-reposty-ne-posadyat-no-oshtrafuyut.html

Минкомсвязи поддержал законопроект об отмене уголовной ответственности за репосты

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций направило положительный отзыв на проект закона об отмене уголовного наказания за экстремистские публикации и репосты в интернете (ст. 282 УК), сообщает RNS со ссылкой на заместитель главы ведомства Алексея Волина.

«Мы написали положительный отзыв на депутатский законопроект о декриминализации лайков и репостов», — сообщил Волин.

Уголовная ответственность за репост в Интернете

  • Напомним, инициаторами законопроекта, который предполагает частичную декриминализацию репостов в интернете, выступили депутаты Госдумы Алексей Журавлев и Сергей Шаргунов.
  • Депутаты предложили оставить уголовную ответственность только тех в случаях, когда, как говорится в пояснительной записке, «деяние совершено с применением насилия или с угрозой его применения и (или) лицом с использованием своего служебного положения либо организованной группой».
  • Во всех остальных случаях они предложили обходиться штрафом от 10 до 20 тысяч рублей, обязательными работами на срок до 100 часов или административным арестом до 15 суток.

Кабинет министров  в своем отзыве на законопроект не поддерживал его. По мнению правительства, пояснительная записка к проекту не содержит обоснования необходимости вносимых изменений и носит противоречивый характер.

Верховный суд в отзыве на законопроект также называл его противоречивым, поскольку формулировка депутатов исключает из статьи «признак публичности совершаемых действий». Однако, по словам депутатов, те получили отзыв от ВС еще в марте и успели доработать свои предложения перед внесением в Госдуму.

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Ранее 15 августа стало известно о том, что Mail.Ru Group обратилась в Госдуму с просьбой об амнистии осужденных за посты в соцсетях по статьям о возбуждении ненависти (ст. 282 УК) и об оскорблении чувств верующих (ч.1 ст.148 УК).

Читайте также:  Можно ли снизить процентную ставку по ссуде и как это сделать

«Амнистия должна применяться к осужденным за экстремизм и распространение информации и другую активность в социальных сетях (в том числе лайки, репосты, публикацию изображений) в случаях, если такие действия не имели общественно опасных последствий», – рассказали представители компании «Новой».

Уголовная ответственность за репост в Интернете

В последнее время широкий резонанс получили сообщения о серии дел по статьям об оскорблении чувств верующих (148 УК) и возбуждении ненависти либо вражды (282 УК), возбужденных в Алтайском крае из-за мемов, которые пользователи публиковали в соцсети «ВКонтакте». 

На этом фоне соцсеть анонсировала «реформу приватности», предполагающую возможность сделать свой профиль открытым только для друзей, а также статистику обращений органов власти.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/news/2018/08/15/144211-minkomsvyazi-podderzhal-zakonoproekt-ob-otmene-ugolovnoy-otvetstvennosti-za-reposty

За репосты перестанут привлекать к уголовной ответственности

За репосты перестанут привлекать к уголовной ответственности. Владимир Путин внес в Госдуму пакет поправок о частичной декриминализации статьи 282 Уголовного кодекса об экстремизме. Цель — исключение случаев, когда на скамью подсудимых попадает человек за действия, совершенные однократно и не причинившие никому вреда.

Речь идет о смягчении наказания по статье УК «Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Инициатива президента позволит исправить законодательный маразм, который ломал судьбы людей.

Напомним, не доводить ситуацию с наказанием за лайки и репосты «до маразма и абсурда» Владимир Путин призвал во время Прямой линии 7 июня. Внесенный законопроект — логическое завершение позиции президента.

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Соцсети уточнят пользовательские соглашения

По статистике Генпрокуратуры, большую часть уголовных дел об экстремизме заводят именно за публикации в интернете. За репосты в социальных сетях материалов, признанных экстремистскими, граждане получали реальные тюремные сроки.

Часто репост делался человеком не по злому умыслу, а просто по незнанию, но легкое движение руки по компьютерной мышке выливалось в тяжесть уголовной статьи.

Поправки президента как раз и позволят отделить настоящих экстремистов от тех, кто по незнанию распространил экстремистский материал, делая, в частности, репосты сообщений.

В законопроект президента заложены положения из доклада Общероссийского народного фронта, которые он подготовил совместно с Генпрокуратурой РФ и направил в середине сентября главе государства.

Инициатива президента «позволит оградить людей от необоснованного уголовного преследования и при этом выполнит профилактическую задачу — будет предостережением от совершения подобных действий в будущем, ведь зачастую граждане даже не знают о возможных серьезных последствиях лайка или репоста того или иного информационного материала», отмечает координатор законодательных инициатив ОНФ в Госдуме Наталья Костенко. При этом уголовная ответственность для тех, кто «действительно систематически нарушает закон и ведет экстремистскую деятельность», сохраняется.

В новых паспортах появится чип с отпечатками пальцев

Согласно президентскому предложению, сначала будет применяться КоАП.

Совершенные публично (в том числе в интернете) действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, могут повлечь административную ответственность в виде штрафа для граждан в размере от 10 тысяч до 20 тысяч рублей или обязательных работ на срок до 100 часов, или административного ареста на срок до 15 суток.

Для юридических лиц штраф составит от 250 тысяч до 500 тысяч рублей. Если такое правонарушение в течение года совершается повторно, предусмотрена уголовная ответственность по статье 282 УК РФ (наказание вплоть до лишения свободы на срок от 2 до 5 лет).

Анализ правоприменительной практики показывает, что не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности за деяния, предусмотренные частью первой статьи 282 УК РФ, обоснованно, следует из сопроводительных документов к законопроекту.

Часто репост делался не по злому умыслу, а по незнанию

Как заявил журналистам пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, президент «отреагировал на вопрос о декриминализации статьи 282 Уголовного кодекса, так называемой статьи о репостах».

«Это инициатива президента: именно он сказал, что все должно укладываться в здравый смысл и не доходить до маразма.

Собственно, проявления маразма таким образом исправляются», — пояснил представитель Кремля.

Согласно Конституции, уголовный закон, облегчающий ответственность, имеет обратную силу, пояснил глава Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. «Те приговоры, которые были вынесены по 282-й статье, ч.

1, будут пересмотрены, и если была только эта норма, то приговоры будут отменены, если в совокупности с другими статьями Уголовного кодекса, то будут пересчитаны сроки», — сказал Крашенинников «Интерфаксу». Если приговор еще не вступил в силу или идут следствия по 282-й статье, то они должны быть прекращены.

Если же человек уличен в реальной экстремистской деятельности с использованием сетевых технологий, то приговоры останутся в силе. Смысл законодательной новеллы в том, чтобы под стражу не попадали невиновные.

Источник: https://rg.ru/2018/10/11/za-reposty-perestanut-privlekat-k-ugolovnoj-otvetstvennosti.html

Как декриминализация "экстремизма" в России (не) работает в Крыму

Уголовная ответственность за репост в Интернете

Активист общественного объединения Крымская солидарность молится возле Крымского гарнизонного военного суда, пока идет заседание по одному из «дел Хизб ут-Тахрир». Тарас Ибрагимов. Все права защищены.19 декабря прошлого года Госдума РФ одобрила законопроект президента Владимира Путина о частичной декриминализации пресловутой экстремистской ст. 282 Уголовного кодекса. Статья, предполагающая ответственность за разжигание ненависти или социальной вражды, по сути была инструментом «посадок за репосты». Ее «резиновый» состав правозащитники критиковали на протяжении 4 лет, с момента включения в него интернета (ранее ответственность наступала только за публичные выступления или высказывания в СМИ) и ужесточения максимального наказания (ранее – до 4, после – от 2 до 5 лет лишения свободы).

Благодаря такому законотворчеству в группе риска оказался каждый пользователь интернета и соцсетей в частности.

По последним данным международного агентства We Are Social, специализирующегося на исследованиях в области соцмедиа, почти половина (47%) населения России зарегистрирована в соцсетях и активно ими пользуется, 85% людей в стране выходят в онлайн каждый день.

И практически у любого в сети можно найти контент, в котором местные правоохранители готовы рассмотреть экстремизм и отчитаться за его обезвреживание.

282-я – лидирующая статья по приговорам за пропаганду экстремизма.

Из доступной официальной статистики следует, что из года в год количество осужденных по ней только возрастало: в 2016-м – 502 человека, в 2017-м – 571, за первую половину 2018-го – 381, в том числе 29 несовершеннолетних.

При этом абсолютное большинство приговоров – по данным информационно-аналитического центра «Сова», 96% за 2017 год – вынесено за материалы, размещенные в интернете, и не за собственные высказывания, а за репосты чужих слов.

– Статья против возбуждения ненависти нужна, и подобные нормы существуют в большинстве европейских стран.

Но под такую статью должна подпадать не любая грубость, а прежде всего призывы к насилию или дискриминации в отношении людей того или иного пола, расы, национальности, религии.

В каждом случае правоохранители должны взвешивать степень общественной опасности высказывания, в том числе в интернете. Наши правоохранители часто руководствуются иными критериями, – прокомментировала сложившуюся практику правозащитница, эксперт «Совы» Мария Кравченко.

Силовики, отдавая должное палочной системе отчетности, нередко заводят уголовные дела на грани абсурда.

А поскольку между ними и судьями существует консенсус, эти дела не разваливались в судах: 1 год и 3 месяца колонии-поселения за репост снимка купающихся в проруби, оскорбившего верующих (дело Максима Кормелицкого); 5 месяцев исправительных работ за репост видеоролика с поджогом еврейского ресторана (дело Павла Волкова); 2,5 года колонии-поселения за репост четырех картинок в соцсети с «признаками побуждения к совершению насильственных действий» против коммунистов, евреев, кавказцев, азиатов и представителей органов власти (дело Александра Крузе, утверждавшего, что делал репосты в рамках опроса для дипломной работы).

В итоге, призывы к декриминализации антиэкстремистского законодательства стали все чаще и громче. К осени 2018 с предложениями о его смягчении выступили довольно неожиданные люди и структуры – Синодальный отдел РПЦ по взаимоотношениям с обществом, компания-владелец соцсети ВКонтакте Mail.

ru Group, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, а также ряд правозащитных организаций , и президентский Совет по правам человека.

«Под определение экстремизма может попасть все что угодно, а правовая неопределенность — прямой путь к произволу», — комментировал позицию СПЧ его глава Михаил Федотов.

Силовики, отдавая должное палочной системе отчетности, нередко заводят уголовные дела на грани абсурда

В сентябре Пленум Верховного суда РФ принял поправки к постановлению, уточняющему, как рассматривать такие уголовные дела. В частности, судьям рекомендовали выяснять, был ли у обвиняемого прямой умысел на возбуждение ненависти и вражды, а также оценивать общественную опасность размещенной информации.

То есть: учитывать контекст и комментарии автора, создал он пост или репост, количество и реакцию аудитории, содержание всей страницы пользователя в интернете.

Рекомендовано учитывать и другие данные личности пользователя, например, принадлежность к радикальной идеологии, участие в экстремистских сообществах, привлечение к административной или уголовной ответственности за экстремистскую деятельность.

«Факт размещения экстремистской информации, репоста или тем более какие-то лайки не могут стать основанием для возбуждения уголовного дела», – объяснял зампред Верховного суда РФ Владимир Давыдов.

Сразу же после этих поправок в России начали понемногу прекращать уголовные преследования по 282-й. Но настоящая волна закрытых дел хлынула только после принятия президентского закона о частичной декриминализации этой статьи. Согласно поправкам, уголовная ответственность наступает в том случае, если человек в течение года уже был привлечен к административной за аналогичное деяние.

Крымская специфика

Вместе с тем, дела, заведенные по 282-й против представителей политической оппозиции любой масти, силовики прекращают со скрипом. В аннексированном Крыму правозащитники и адвокаты отмечают явное затягивание, а иногда и откровенное саботирование процесса.

Источник: https://www.opendemocracy.net/ru/kak-dekriminalisaziya-ekstremisma-v-rossii-ne-rabotaet-v-krimy/

Чтобы не накликали: отменен приговор за репост экстремистской картинки

Обвинительный приговор суда первой инстанции по делу о возбуждении ненависти и вражды из-за размещения в соцсети картинки впервые был отменен Московским городским судом 25 декабря. Ранее в октябре российский президент Владимир Путин внес в Госдуму проект закона, частично декриминализирующий соответствующую статью Уголовного кодекса. Подробности — в материале «Известий».

Президиум Мосгорсуда вмешался в судьбу Евгений Корта, осужденного по ч. 1 ст. 282 УК РФ, отменив решение Зеленоградского суда столицы, согласно которому молодой человек сначала получил один год колонии-поселения (после апелляции срок был заменен штрафом в 200 тыс. рублей). Окончательное решение примет суд первой инстанции.

Сидит с репостным лицом

Проблемы у студента Евгения Корта начались после того, как он перепостил в соцсети «ВКонтакте» снимок, на котором изображен известный националист Максим Марцинкевич по прозвищу Тесак и человек, загримированный и одетый, как поэт Александр Пушкин.

За эти действия в интернете молодой человек попал на карандаш к силовикам и вскоре в отношении него было возбуждено уголовное дело по статье о разжигании ненависти. Главным аргументом правоохранителей была экспертиза, которая признала, что в изображении присутствует «совокупность психологических и лингвистических признаков унижения нерусских».

«В день обыска оперативники ходили, матерились — ты [зачем] такие картинки создаешь, ты повар, ты должен создавать страницы про пироги», — приводит слова Корта сайт zelenograd24.ru.

Также он жаловался правозащитникам и общественникам, что следователи якобы подсунули его родным допросы, в которых они свидетельствуют, что он тяготел к фашизму.

Близкие позже отказались от своих слов, но суд в последствии к запоздалому отказу отнесся скептически.

Уголовная ответственность за репост в Интернете

  vk.com

Евгений Корт

Стоит отметить, что следствие собрало немало доказательств того, что молодой человек придерживался ультраправых взглядов. Очевидный факт заключается в том, что студент действительно был поклонником Третьего рейха, массу материалов о гитлеровцах и запрещенную литературу нашли у него в рамках расследования сотрудники правоохранительных структур.

Итогом разбирательства с репостом стал обвинительный приговор Зеленоградский райсуда от 3 ноября 2016 года — Корт получил 1 год колонии-поселения. После обжалования решения приговор был смягчен и заменен на штраф в 200 тыс. рублей. Кстати, деньги для Корта собирали, что называется, всем миром — был открыт специальный счет для пожертвований.

Стоит также пояснить, что картинка, о которой идет речь, вовсе не безобидная — в кадре ранее неоднократно судимый националист Тесак угрожает применить насилие в отношении импровизированного поэта Пушкина, сопровождая насильственные действия ксенофобскими высказывания.

Читайте также:  Как и в какие органы подавать документы на алименты

«Мы считаем, что даже если Корт симпатизирует нацистской идеологии, как следовало из содержания его аккаунта в соцсети, публикация одного изображения не являлась достаточным основанием для привлечения его к уголовной ответственности и тем более чрезмерным было назначение реального срока за это деяние», — говорится на сайте информационно-аналитического центра правозащитной организации «Сова».

Напомним, что Максим Марцинкевич в настоящий момент арестован по делу о нападении на предполагаемых наркоторговцев по статьям о разбое и хулиганстве, умышленном уничтожении имущества и экстремизме.

Ранее он был осужден за экстремистские высказывания в клубе «Билингва». В 2009 году он также был привлечен к ответственности за разжигание розни — он инсценировал казнь мигранта из Средней Азии и выложил запись постановки в интернет.

Суд тогда приговорил его к 3,5 года колонии.

Верховный суд разъясняет

Замена Корту года колонии-поселения на штраф связана с сентябрьскими рекомендациями Верховного суда учитывать контекст при рассмотрении дел об экстремизме в интернете.

То есть, судья должен учитывать при рассмотрении личность человека, который привлечен к ответственности, разделяет ли он радикальные взгляды или перепостил материал, что называется, по глупости или по ошибке.

Также следует анализировать записи человека в х к картинкам и видео.

Например, житель Старого Оскола, устроивший на своей странице в соцсети опрос для дипломной работы, посвященной экстремизму, получил 2,5 года колонии-поселения. Суд не принял во внимание цель публикаций, которые показались правоохранителям экстремистскими.

Верховный суд также уточнил, что решение по каждому конкретному случаю должен принимать судья, независимо от мнения, высказанного экспертом, проводившим исследование и анализ материала, выложенного подсудимым в Сеть.

— Сообщество юристов, безусловно, приветствует эти разъяснения ВС РФ, это положило конец штамповке уголовных дел по одному шаблону без изучения личности подсудимого.

В подобного рода преступлениях обязательно нужно доказывать мотив и цель, которую якобы преследовал человек, размещая материал в сети. Человек часто размещает картинку, не вникая в глубинную ее суть, не зная о двойном дне.

Ситуация начала меняться в лучшую сторону после разъяснения суда, — сказала «Известиям» адвокат Ирина Дюбина.

Оздоровление

Еще одним шагом к оздоровлению практики по уголовным делам об экстремизме в соцсетях стал законопроект российского президента Владимира Путина, предусматривающий административную ответственность за публикацию экстремистского материала. Правда, в случае повторной публикации запрещенного контента в течение года с момента привлечения за проступок, наступает и уголовная ответственность. По аналогии с ездой за рулем в состоянии алкогольного опьянения.

Как писали СМИ, в связи с инициативой главы государства официальная статистика зафиксировала резкий спад привлечения людей за репосты по ст. 282 УК РФ.

Так, по данным прокурорской статистики, уже в октябре было зарегистрировано в 4,5 раза меньше таких преступлений (16 против 72).

Правозащитник Павел Чиков связал это с тем, что стало бессмысленно возбуждать дела, которые позже придется прекращать.

— Задумка правильная, человек должен иметь шанс исправиться. И тем не менее есть вероятность того, что привлечение гражданина за проступок станет инструментом давления в руках силовиков, отвечающих за борьбу с экстремизмом.

Дело в том, что с административной практикой в стране еще больше проблем, чем с уголовной.

Человеку очень сложно защищать свои права в рамках такого производства, и судебная практика складывается, как правило, в пользу государственных органов, — считает адвокат Дюбина.

Стоит пояснить, что состав преступления в ст. 282 УК РФ, говоря на юридическом языке, формальный, то есть при совершении противоправного деяния не обязательно наступление общественно опасных последствий. Пока, исходя из диспозиции нормы, допустимо привлечение к уголовной ответственности из-за фотографии, но здесь необходимо доказать субъективную сторону — в частности, умысел.

— Умысел очень трудно доказать. Тем не менее необходимо отталкиваться от системности подобных правонарушений в доказывании умысла. Любая разовая, случайная картинка не должна становиться основанием для вынесения обвинительного решения, сопряженного с реальным наказанием, — заявил «Известиям» Александр Кошкин, юрист фонда поддержки пострадавших от преступлений.

Источник: https://iz.ru/827764/ivan-petrov/chtoby-ne-naklikali-otmenen-prigovor-za-repost-ekstremistskoi-kartinki

Не сажать за репосты. Госдума смягчает "экстремистскую" статью УК

Уголовная ответственность за репост в Интернете Правообладатель иллюстрации Alexander Nikolaev/TASS

Госдума приняла в первом чтении поправки, предусматривающее частичную декриминализацию статьи УК РФ о возбуждении ненависти, по которой в том числе заводятся уголовные дела за репосты в интернете. Смягчить наказание предложил президент Владимир Путин.

Депутаты на заседании в четверг одобрили пакет президентских законопроектов, направленных на смягчение уголовного наказания по 282-й статье Уголовного кодекса России, которую также называют «экстремистской». Прямая трансляция заседания велась на сайте Госдумы.

  • Ранее в четверг председатель думского комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников сообщил, что депутаты планируют принять законопроект во втором и третьем чтениях до конца осенней сессии, и до конца года он вступит в силу.
  • При этом, по словам Крашенинникова, поправки уже повлияли на ситуацию — правоохранители отреагировали на их внесение Путиным в Госдуму и количество дел за репосты в интернете резко сократилось.
  • «В данный момент обратная сила уже фактически существует после того, как президент внес соответствующие законопроекты, мы видим, что количество дел резко сократилось, и здесь, мне кажется, отдельная история по поводу профессионализма тех лиц, которые возбуждают такие дела», — сказал депутат.

Что предложил Путин

Пакет законопроектов, предусматривающих смягчение ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), был внесен в Госдуму Владимиром Путиным в начале октября.

Президент предложил отменить уголовную ответственность за однократные деяния, направленные на возбуждение ненависти или унижение человеческого достоинства через СМИ и интернет, если они не представляют серьезной угрозы для безопасности государства.

Согласно законопроекту, наказывать за такие деяния будут штрафами, обязательными работами и административным арестом. Для этого в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) предлагается внести соответствующую статью.

Уголовное наказание Путин предложил применять в тех случаях, когда гражданин, уже привлекавшийся к административной ответственности, в течение года совершил аналогичное деяние. Это будет грозить лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

Как отмечалось в пояснительной записке к законопроекту, привлечение к уголовной ответственности по 282-й статье УК РФ является обоснованным «не во всех случаях».

Дела о репостах

  1. В этом году резко выросло число уголовных дел, возбужденных по «экстремистским» статьям, в том числе в отношении тех, кто делал репосты сообщений в социальных сетях.
  2. Наибольший резонанс вызвало дело 23-летней студентки из Барнаула Марии Мотузной, которая несколько лет назад сохранила на своей странице во «ВКонтакте» фотографии, показавшиеся следователям «экстремистскими».
  3. В начале июня во время «прямой линии» с Путиным депутат Госдумы Сергей Шаргунов задал вопрос о «тревожных сигналах с разных мест, особенно из провинции» о привлечении по 282-й статье за выражение мнений.
  4. Тогда Путин сказал, что необходимо определиться, что такое экстремизм, и не «доводить все до маразма и до абсурда».

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-46218306

Срок за репост: сколько в России осужденных за действия в интернете

По данным ФСИН, на 21 ноября по 282 статье УК РФ реальный срок отбывают 36 человек. 282 статья Уголовного кодекса РФ предусматривает штраф в размере от 300 000 до 500 000 рублей либо лишение свободы на срок от двух до пяти лет за возбуждение ненависти и вражды по расовым или религиозным принципам.

«282 статья — это практически всегда за высказывания в той или иной форме», — говорит директор информационно-аналитического центра «СОВА» Александр Верховский (этот центр занимается проблемами национализма и ксенофобии, взаимоотношения религии и общества в России). Однако не все эти люди осуждены за провокационную интернет-активность.

«По нашим прикидкам, 95% из этих высказываний делаются онлайн, но это прикидки, естественно, на основе неполных данных», — поясняет Верховский.

По словам Верховского, никто не ведет подсчетов, сколько осужденных получили срок за свои действия в интернете. Зачастую фигуранты дел попадают в тюрьму не только за онлайн, но и за оффлайновую активность. «Более того, я уверен, у многих из этих 36 заключенных статья 282 — не единственная и даже не основная. У них «букет», в котором основные цветочки — разное насилие», — говорит Верховский.

15 ноября Госдума в первом чтении приняла поправки к 282 статье по декриминализации репостов. После принятия поправок уголовная ответственность за экстремизм в интернете или СМИ будет наступать в том случае, если нарушение будет совершено повторно в течение одного года.

Помимо 282-й, существуют статьи 280 и 280.1 — публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности или к нарушению территориальной целостности РФ, — и 205.

2 — за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. «В принципе за высказывания еще можно вменять 354.

1 (реабилитация нацизма) и первые две части 148 (за оскорбление чувств верующих), — объясняет Верховский. — Но сомневаюсь, что там есть реально сидящие».

В 2017 году в УК РФ появилась еще одна статья, связанная с интернетом, — 274.1 — «Неправомерное воздействие на критическую инфраструктуру Российской Федерации». Она появилась после того, как в системе блокировок Роскомнадзора обнаружилась системная уязвимость, позволяющая любому лицу произвольно вносить под блокировку IP-адреса популярных ресурсов.

По данным «Агоры» (юристы этой группы вели дело мессенджера Telegram в суде), реальные сроки за активность в интернете отбывают около 100 человек: 18 были осуждены в 2015 году, 32 — в 2016-м и 48 — в 2017 году, в том числе 5 человек — с принятием принудительных мер медицинского характера (то есть помещение в психиатрическую клинику). При этом число проходивших по подобным уголовным делам подозреваемых возросло за это время вдвое — с 202 до 411.

«Есть два направления работы следователей, — объясняет юрист «Агоры» Дамир Гайнутдинов, — по интернет-активистам (за ними следят постоянно) и по статистике. Учет статистики ведется в большей степени по социальной сети «ВКонтакте». Специально для этой работы в регионах активно закупается оборудование для мониторинга соцсетей».

По данным «Агоры» зачастую ручным мониторингом соцсетей занимаются так называемые «кибердружинники» — члены добровольной молодежной организации. На сайте «Кибердружины» говорится, что в ней состоит 20 000 человек в 32 регионах России. Впрочем, пожаловаться на любой контент в организацию можно и анонимно.

По словам Дамира Гайнутдинова, главной целью поиска является выявление экстремизма.

Кибердружинники или сотрудники МВД, осуществляющие ручной мониторинг социальных сетей и сайтов, при обнаружении контента, который, как они считают, носит «экстремистский» характер, могут написать заявление, после чего будет запущена проверка с привлечением лингвистов.

Если по итогам проверки контент действительно будет признан экстремистским, то против автора или пользователя, сделавшего репост у себя на странице, будет возбуждено дело, а Роскомнадзор его заблокирует. «Роскомнадзор к уголовным делам отношения не имеет. Это ведомство лишь исполняет решение суда, — объясняет Дамир Гайнутдинов.

Единственным случаем, когда Роскомнадзор выступал инициатором судебного разбирательства, на сегодняшний день остается дело Telegram.

Согласно статье, неправомерными могут считаться действия, «совершенные публично или с использованием интернет». «То есть возбуждение ненависти в интернет-сообщениях тоже годится, — говорит Дамир Гайнутдинов.

— Во-вторых, есть постановление пленума ВС по делам об экстремизме, в котором говорится, что «вопрос о публичности … должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств». Так что не вижу никаких препятствий к тому, чтобы использовать переписку.

Тут, правда, возникает вопрос законности получения доказательства, но у наших судов с этим никогда проблем не бывает». В этом случае «Пакет Яровой» и правила регистрации в мессенджерах от 6 ноября смогут гарантировать законность получения доступа к переписке.

Источник: https://www.forbes.ru/tehnologii/369439-srok-za-repost-skolko-v-rossii-osuzhdennyh-za-deystviya-v-internete

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector