Презумпция невиновности в уголовном процессе — судебная практика

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика

Презумпция невиновности – один из древнейших принципов правосудия. Его существование способствует защите прав обвиняемых лиц, не позволяя без достаточных оснований обвинять указанных граждан в совершении преступления. Благодаря этому принципу многим невиновным людям удалось доказать свою непричастность к противоправным действиям.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7(499) 288-17-41Санкт-Петербург: +7(812) 317-60-13

Понятие и значение презумпции невиновности

Презумпция невиновности – это одно из основных положений уголовного процесса, основывающееся на том, что нельзя обвинять человека в совершении злодеяния до тех пор, пока его причастность к злодеянию не докажут в судебном заседании, и не вынесут обвинительный вердикт (ст. 14 УПК РФ).

Главное значение термина выражается в отсутствии обязательства у обвиняемого лица доказывать свою непричастность к совершению злодеяния. Соответственно, бремя доказывания обоснования вины лежит на обвиняющей стороне, и только убедив суд в вине такого лица, его можно назвать злоумышленником.

На разных этапах расследования человек, гипотетически совершивший злодеяние, будет называться:

  • подозреваемый – когда ведётся расследование, и человека только подозревают в осуществлении каких-либо противозаконных действиях;
  • обвиняемый – правоохранительные органы подтвердили обвинение реальными доказательствами;
  • преступник – суд вынес окончательное решение о виновности такого человека.
  • Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практикаТаким образом, наименование человека, которого обвинили в осуществлении умышленного причинения вреда, зависит от этапа расследования противозаконной ситуации.
  • Также важным представляется тот факт, что любая неопределённость, особенность уголовного дела толкуются в адрес предположительно виновного лица.
  • Факты, подтверждающие невиновность человека, предъявляются не только в ходе расследования, но и после того, как суд вынесет обвинительное решение.

Историческое и современное развитие презумпции невиновности

Принцип презумпции невиновности зародился много веков назад.

В римском праве существовала «презумпция добропорядочности», использовавшая в разбирательствах касательно имущества граждан, которая гласила: «доказывать обязан тот, кто утверждает, а не тот, кто отрицает».

Добропорядочность объясняется как этическая характеристика, обозначающая образ жизни гражданина, соответствующий нормам морали и нравственности. Позже данная идея трансформировалась в суждение об отсутствии вины.

Предположение об отсутствии вины законодательно оформилось ещё до революционных событий во Франции в восемнадцатом веке, появившись изначально в политической сфере.

В начальном виде основополагающее положение было требованием, зафиксированным во Франции в 1769 году в «Декларации прав человека и гражданина», гласившем о том, что пока человек считается невиновным, и его вину не докажут в суде, во время его ареста неприемлема любая строгость, если это не является необходимым для обеспечения правосудия.

Это положило конец инквизиционным мерам в виде беспредельных сроков тюремного заключения и бесчеловечного отношения в истории человечества.

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практикаПозднее, после завершения военных действий 1941-1945 годов, не только Франция и Советский Союз понимали потребность уголовного процесса в данном принципе, но и многие другие страны. Впоследствии Генеральная Ассамблея ООН в обновлённой редакции Декларации прав человека в 11 статье закрепила предположение об отсутствии вины. Также гипотеза об отсутствии вины нашла закрепление в Международном пакте, регулирующем права гражданского и политического типа.

В России законодательной основой принципа является:

  • Основной закон Российской Федерации;
  • Декларация, отвечающая за контроль прав и обязанностей россиян, принятая в 1991 году.

Указанные отечественные и общемировые документы представляют собой современную законодательную базу предположения об отсутствии вины, осуществляющую контрольные меры над исполнением принципа в реальной жизни.

Как реализуется презумпция невиновности в жизни?

Презумпция невиновности в уголовном процессе реализуется посредством законодательных документов на основании следующих пунктов:

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/prezumptsiya-nevinovnosti

Презумпция невиновности — главный принцип судопроизводства

В уголовном процессе используется ряд понятий, в целом защищающих обвиняемого от произвола правоохранительной системы. Важнейшее содержится в Конституции РФ.

Речь идет о предположении, признаваемом истиной, до предоставления неопровержимых доказательств обратного.

Таковое именуется презумпция и используется при определении невиновности подозреваемого, пока обвинение не окажется полностью подтвержденным.

Понятие презумпции невиновности приведено в тексте УПК РФ. Таковое применяется в судебном разбирательстве в качестве обязательного правила. Так, ст. 14 УПК РФ обязывает признавать подозреваемого безвинным до момента, когда прокурор не предоставит полные и неопровержимые доказательства обратного.

Подсказка: принцип невиновности предоставляет обвиненному ряд прерогатив, которые можно использовать во время следствия.

Статья УПК РФ 14 «Презумпция невиновности»

Статья кодекса, говорящая о презумпции невиновности, опирается на норму Основного закона Российского государства (ст. 49).

Из этой связи следует обязательность исполнения положения о добропорядочности граждан всеми официальными структурами, в чьи обязанности входит работа, связанная с раскрытием преступлений.

В том числе исходить из правила безвинности должны работники следственных подразделений и оперативные работники полиции.

Сущность презумпции невиновности состоит в запрете признавать (публично или приватно) гражданина преступником до момента:

  • пока нарушение закона не окажется полностью доказанным в уголовном процессе;
  • судебный вердикт по делу не приобретет силу.

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика

Из теоретического понятия и значения правила невиновности проистекают нормы, имеющие непреложный практический смысл. А именно:

  1. Запрещено основывать обвинительное решение суда на предположениях.
  2. Доказательная база должна собираться обвиняющей стороной (полицией, прокуратурой, иными правоохранительными органами).
  3. Если доказательства виновности вызывают малейшие сомнения, они должны быть истолкованы на пользу обвиняемого.
  4. В юридическом значении недоказанность трактуется как отсутствие виновности.

Таким образом, в тексте УПК содержится правило, по сути, отражающее мораль общества. Важно, что принцип презумпции невиновности введен в законодательство для того, чтобы жители страны:

  • оказались защищены от произвола правоохранительной системы, имеющей больше возможностей априори;
  • получили инструмент для реализации собственных прав, внесенных в текст основного закона РФ;
  • не понесли морального урона в ходе оперативно-следственных мероприятий и судопроизводства.

Важно: публичное нарушение принципа признания гражданина невиновным до того момента, когда вина в совершении противоправного деяния не подтверждена решением судебной инстанции, является клеветой.

Статья за клевету также предполагает ответственность за статью.

Презумпция невиновности как принцип уголовного процесса

Принцип презумпции невиновности учеными-юристами называется неписаным. Однако таковое правило серьезно влияет на разные разделы юриспруденции. В первую очередь, он незаменим для уголовно-процессуального и доказательного права.

Выражается это в том, что следователи обязаны исходить из добропорядочности подозреваемого.

В процессе расследования не учитываются бездоказательные наветы, тем более домыслы должностных лиц, свидетелей и иных людей.

Кроме того, вовлекать в следственные мероприятия человека правоохранитель может, если имеются серьезные основания, соответствующие нормам действующего законодательства. Иначе его решения признают неправомерными.

Презумпция невиновности важна для обвиняемых именно, как принцип уголовного процесса. Польза его на практике выражается в следующих процессуальных правилах:

  1. Обвинение в уголовном судопроизводстве строится на неопровержимых фактах. Обвиняемый будет считаться добропорядочным и законопослушным гражданином до момента подтверждения его участия в преступлении.
  2. Если обвинение не в состоянии привести полного объема подтверждающих факторов, то человек освобождается от ответственности.
  3. Обвинение обязано самостоятельно собирать неопровержимые подтверждения вины. Недопустимо в ходе оперативно-розыскных мероприятий или судебного разбирательства производить на подозреваемого любого рода давление:
    • физическое;
    • нравственное;
    • психологическое и иное.

Важно: человек не должен собирать аргументы в пользу отсутствие у него вины. Он и так априори признается безвинным до поры, пока его виновность не окажется неопровержимо подтвержденной противоположной стороной процесса.

Презумпция невиновности при проверке законности и обоснованности приговоров

Судебная процедура в РФ построена по общим демократическим принципам и имеет сложную структуру. Обвиненный судом первой инстанции может использовать право на обжалование вердикта.

В таковом положении дел прослеживается нравственный аспект изучаемого неписаного правила. Презумпция невиновности обязывает признавать гражданина безвинным пока его виновность не обретет официальное подтверждение.

А последнее происходит исключительно после вступления в силу вердикта судебной инстанции.

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика

Обвиненному в рамках действующего законодательства дается время на подачу жалобы в апелляционный суд, а впоследствии кассационный протест. Значение презумпции невиновности в отношении обвиненного не меняется:

  • он считается человеком, не совершавшим уголовное деяние;
  • обязанность по доказательству вышеприведенного правила на него не возлагается.

Обосновывать несогласие с приговором суда любой инстанции гражданин не обязан. В жалобе он указывает, что приговор считает несправедливым. Суды второй инстанции обязаны принять и рассмотреть обращение. При этом они исследуют нормы, использованные коллегами, то есть документы, имеющиеся в деле.

Основанием для отмены предыдущего приговора могут выступать такие обстоятельства:

  • разночтения в решении суда первой инстанции и доказательной базы;
  • несоответствие выводов судей фактам, изложенным в деле;
  • нарушение права обвиняемого на защиту;
  • нарушения процессуального характера, допущенные в ходе разбирательства;
  • неправильное применение норм УК;
  • несправедливость выводов суда или превышение должностных полномочий.

Подсказка: судебная практика показывает, что ряд приговоров отменяется ввиду отказа судей учитывать доказательства, предоставляемые в ходе разбирательства стороной защиты или самим обвиняемым. Таковое считается недопустимым.

Специалисты справедливо замечают, что нравственное содержание презумпции невиновности реализуется по-разному. Зависит таковое от социально-экономического строя государства.

В стране, где созданы демократические и правовые условия для людей, данный институт является основой для уважения личности в любой ситуации. В противоположность при тоталитарном режиме норма отодвигается «на задний двор» правоприменения.

Личность не признается наивысшей ценностью, что приводит к перекосам при принятии судебных вердиктов.

Статья 14 УПК, включенная в закон на основании норм Конституции РФ, подтверждает направленность страны к демократическим ценностям. Общество также признает справедливость правоприменения норматива, заставляющего считать невиновным человека вплоть до вступления в силу вердикта суда.

При этом описываемая норма построена на уважении к гражданину. Она оставляет за последним решение об участии в сборе доказательств собственной добропорядочности:

  1. Обвиняемый может оставаться пассивным как в ходе следствия, так и во время судебного заседания. Его априори не осудят, если у судьи останутся малейшие сомнения в виновности.
  2. С другой стороны, нет запрета на активные действия человека. Он вправе выдвигать аргументы в свою защиту, предоставлять доказательства. Кроме того, следователь обязан изучить позицию обвиняемого. Все факты должны подвергнуться проверке в ходе расследования.

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика

Презумпция невиновности накладывает серьезные принципиальные ограничения на действия судьи. Последнему необходимо:

  1. Оставаться беспристрастным во время разбирательства, то есть не становиться ни на одну из сторон процесса.
  2. Критически оценивать предоставленные в качестве доказательств материалы. У официального лица, принимающего важное для обвиняемого решения, не должно быть никаких сомнений в виновности последнего.
  3. Следить за соблюдением процедуры, в том числе обвинением. В ходе заседания защита может выдвинуть в качестве аргумента доказательства давления на подозреваемого. Таковое может стать причиной отправки дела на доследование.
Читайте также:  Льготные кредиты малому бизнесу от государства в 2020 году

Рассмотрим пример. Гражданка А. была осуждена за причинение легких телесных повреждений. Мировой судья Сидоров рассмотрел дело единолично. Он назначил обвиненной наказание в виде штрафа в 20 000,0 рублей. Адвокат А. с данным приговором не согласился и написал в апелляцию. Однако суд второй инстанции первоначальный вердикт оставил в силе.

Адвокат написал кассационную жалобу. Его аргументы таковы:

  1. Во время первого разбирательства суд признал в качестве доказательств показания свидетелей С. и Р. Однако последние не видели самого происшествия, следовательно, их мнение является оценочным и не может приниматься во внимание.
  2. Мировой судья опирался на справку доктора Ф. Документ составлен по ненадлежащей форме. По мнению адвоката, он должен быть изъят из дела. Кроме того, обвинение предоставило экспертный анализ состояния здоровья потерпевшей, подписанный врачом В. Данный документ не доказывает виновности осужденной А., а только подтверждает утрату пострадавшей трудоспособности.
  3. Судья не учел требования защиты на проведение почерковедческой экспертизы заключений докторов. Кроме того, защита требовала экспертной оценки методов проведения первичного обследования пострадавшей. В этом также было отказано в нарушение статьи 14 УПК.
  4. Мировой судья предоставил обвиненной вердикт, в котором не присутствовала подпись официального лица. Тем самым была нарушена процедура.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы первоначальный приговор в отношении А. был отменен. Дело направлено для повторного разбирательства в другой мировой суд.

 Паняева Надежда

Источник: https://ugolovnoe-pravo.com/ugolovnyj-process/chto-takoe-prezumptsiya-nevinovnosti

Фантом российского уголовного процесса- презумпция невиновности

Мы не собираемся в настоящей работе «открывать Америку», утверждая что «Презумпция невиновности»  — фикция и либеральный фантом в России.

Думается, что  каждый  практикующий адвокат, да, что там адвокат, каждый, привлеченный в России к уголовной ответственности, это знает.

Наше намерение состоит лишь в том, чтобы тезисным образом раскрыть суть сделанного на конференции доклада – Презумпция невиновности как  форма реализации  права на защиту.

 Действительно, несколько смешно полагать Презумпцию невиновности  именно принципом уголовного  процесса, несмотря на то,  что именно так она  определена действующим Уголовно- процессуальным законом.

Принцип, если это принцип, — неизменное сквозное начало, которое обеспечивается в любой форме бытия явления, до тех пор, пока имеется возможность констатировать бытие этого явления. Более того, пока сохраняется принцип, приписываемый явлению, можно говорить о его экзистенции.

Заметим, что остальные принципы, указанные в УПК РФ, также весьма далеки от указанного определения.

 Собственно, наш процессуальный закон —  больше  свод шаманских формул, чем описание методологии рассуждения  для такой формы познания как суд. Отчасти это продиктовано тем, что  мы постоянно меняем свою историю в угоду телеологии политического настоящего.

  Повелось это у нас еще от Петра I, который вдруг задумал исторически стереть все монгольское наследие, утвердив Россию державой европейскою.

Совершенно уж чудовищные формы это приобрело при реформах второй половины ХIХ века (отмена крепостного права  здесь сравнима с «дарованием воли» своей собаке, которую попросту больше нечем кормить) и уж совершенно больные формы при  большевистской революции…

Надо понимать, что с точки зрения какого- нибудь инвестора Старого Света, оперирующего суммой инвестиций, ну, скажем так,  миллиардов  в десять долларов США, в современной России  нет и не может быть никакой правовой системы, отвечающей критериям цивилизованности именно в силу тяжелой наследственности. Нашим западным коллегам совершенно  непонятно каким образом мы здесь пытались построить «правовое государство», как нам непонятно,  как  в каком – нибудь регионе в районе экватора при температуре +40 можно слепить «снежную бабу».

Институты западного типа, которые мы копируем (подразумевая в  них возможность применения к нам именно в силу того, что у нас все создано искусственно, заимствовано и другого, собственного, мы не знаем) совершенно  не работают именно в силу того, что  там, у них, они естественным образом сложились как традиция, как естественность. Прецедентное право – это фактически наследие преторского права, идея  формально — юридического равенства, чего уж греха таить, все же была тоже высказана впервые в праве перегринов и тех же преторских эдиктах, неправда ли? Ну, и так далее…

Сказанное в полной мере  применимо, например, к Презумпции невиновности.  У любого же, кто  читает ст. 14 УПК РФ,  совершенно справедливо возникает вопрос, а кем же  считается  невиновным подозреваемый, обвиняемый? И знаете ли, на эту тему у нас  можно очень даже поспорить, в том числе на станицах  научной печати…

Должен ли следователь считать невиновным фигуранта, на которого указали очевидцы преступления? А очевидец? О потерпевший? А орган дознания, который осуществляет ОРМ? А в случае возбуждения  уголовного дела в отношении неустановленного лица  кого считать невиновным? А как же  особый порядок, когда запрещено обжалование  приговора  в апелляцию по  фактическим обстоятельствам  дела (ст. 317 УПК РФ )? То есть факты дела в презумпцию невиновности не попадают, а она распространяется только на  вину, на интеллектуально- волевое отношение лица? А почему при особом порядке нет такого же требования для кассации (специально указывается на апелляционное обжалование)? Ведь, презумпция невиновности действует до вступления  приговора суда в законную силу, это требование аж Конституции РФ, а тут наоборот нарушение, запрет  обжалования на стадии не вступления в законную силу и полная свобода при вступлении в законную силу?  И так далее… 

Все потому, что правосудие в России  никогда не знало независимого суда, может быть за редким исключением предреволюционных реформ второй половины XIX века, которые ее на самом деле и обеспечили (именно эта версия теплит душу управленцев судебной реформы на Старой площади, чего греха таить).

Поэтому столь очевидное  для Великих Просветителей  утверждение, юридический перевертыш praesumptio boni viri, являющийся результатом правопорядка, поддерживаемого правосудием, просто не мог по их мысли иметь другого адресата, кроме суда, а суд иной функции, кроме как снятия социального противоречия на основе справедливого судопроизводства.

Они –то, революционеры, понимали, что выделение суда в отдельную власть и забота о нем необходимы именно в силу того, что народу для достижения справедливости должно быть легче обратиться в суд, чем взять в руки оружие.

Они –то читали Стагирита — правитель, который пытается воздействовать на суд похож на того, кто сначала искривляет линейку, а затем пытается с ее помощью построить здание…

  •  Ну, и наконец, они же не знали, что спустя 200 с лишним лет, в России, избавившейся  от большевиков, задумают принять проевропейский уголовно- процессуальный кодекс, чтобы как во всем цивилизованном мире было…
  •  Они полагались на доступную им естественность, которую считали приемлемой именно для своей страны, исходя из доступных им реалий, впервые о мировой революции заговорил серьезно только Владимир Ленин спустя сотню лет.
  • Поэтому не будем ругаться на Великих Просветителей, как говорится (и случай МН17 в 2014 это доказал), «техника в руках индейцев — металлом».
  • Задумаемся, почему в России презумпция невиновности стала фикцией, фантомом для каждого бывавшего в уголовном суде?

Собственно,в докладе на конференции мы потому определили презумпцию невиновности только лишь как форму реализации  права на защиту, что  уголовный процесс в России оставляет сфере ее реализации самую малую часть – те стадии, где появляется подозреваемый, обвиняемый.  При этом статус подозреваемого у нас определен крайне размыто (до оснований ст. 46 УПК РФ – это в основном мыслительная  деятельность субъекта уголовного преследования, так называемое «бытие в возможности»).

 Между тем, уголовное процесс (уголовное судопроизводство) у нас очень широко ведется и без лица, где соответственно о презумпции невиновности и речи быть не может.

При этом надо понимать, что у нас разделяется уголовное преследование, под которым понимается: «процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» ( ст. 5 п. 55 УПК РФ), то есть только, когда речь идет о существующем подозреваемом (ст. 46 УПК РФ), обвиняемом (ст.

47 УПК РФ)  можно говорить о наличии уголовного преследования, до этого уголовного преследования не существует, а есть уголовное судопроизводство, которое определено как: «досудебное и судебное производство по уголовному делу» (п. 56 ст. 5 УПК РФ).

Отсюда можно сделать вывод: презумпция невиновности действует  только в стадии  уголовного преследования, которое несколько уже уголовного судопроизводства вообще, так как последнее включает в себя и производство до того, как выявлен конкретный субъект, совершивший преступление.

Поэтому говорить  о презумпции невиновности, как о принципе Уголовного  судопроизводства  некорректно (а именно так названа глава 2 УПК РФ – «Принципы Уголовного судопроизводства»). Вот это, казалось бы, безобидное почти терминологическое замечание, вызвало бурю протеста на нашей конференции.

  1. Почему так? Потому, что всем присутствующим хотелось бы иного положения вещей, чтобы как во всем цивилизованном мире было…
  2.  Но пока в России деятельность органов дознания, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, включена в уголовное судопроизводство (уголовный процесс).
  3. Посмотрите.
  4. ст. 144 УПК РФ: «Дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения»;
  5. ст. 5 УПК РФ: «24) органы дознания — государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с настоящим Кодексом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия»;
  6.  ст. 40 УПК РФ относит к органам дознания: «1) органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения, пункты) полиции, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности»;
  7. ст. 1 ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности»: «Оперативно-розыскная деятельность — вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом (далее — органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность), в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств»
  8. И так далее, при желании  можно долго цитировать законодателя.  Такое положение вещей означает, что будучи полноправными участниками уголовного судопроизводства  органы дознания, например, осуществляют проверку сообщения о преступлении в рамках ОРД, иногда, как мы знаем, годами наблюдая и собирая информацию, провоцируя, инсценируя… Затем собранные тайным образом материалы передаются рапортом в органы предварительного расследования, где  возбуждаются дела в отношении неустановленных лиц, полученная искусственная, порой, база обвинения надлежащим образом закрепляется… И все это тайно в режиме сначала гостайны, затем следственной тайны…
Читайте также:  Как оформляется опека и попечительство над несовершеннолетними детьми

Затем появляется лицо, которому не говорят, что он подозреваемый (ведь, нет оснований ст. 46 УПК РФ), его сначала допрашивают свидетелем… затем предъявляют обвинение, задерживают, допрашивают, заключают под стражу, сразу «заканчивают» предварительное  расследование и  приступают к  ст.

217 УПК РФ, ограничивая по суду во времени. Затем расследованное дело поступает в суд, когда еще ни одна из жалоб, поданных адвокатом, не «отлежала» своего месячного срока, а потому не будет рассмотрена как уже не входящая в компетенцию, ибо дело уже за судом.

Суд, лишенный иной картины мира, кроме той, которую на протяжении нескольких лет, месяцев, собирали в рамках уголовного судопроизводства по делу органы дознания, предварительного расследования,  с постоянной каруселью гособвинителей в процессе,  заставляющей его принимать сторону обвинения  в силу самой динамики процесса, конечно же осудит.

Вот и получается, что уголовный процесс, уголовное судопроизводство, у нас можно представить  в виде следующей схемы (учитывая еще и «процессуальный баскетбол», когда материалы органов дознания «дорабатываются» органами предварительного расследования через отказ в возбуждении, с последующей отменой и возобновлением проверки сообщения о преступлении)

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика

  • И нет в трех этих секторах (ОРД, неустановленные лица, «баскетбол»),  до появления подозреваемого, обвиняемого, никакой презумпции невиновности, ни в качестве банального предположения, ни как принципа, ни уж тем более  как института, охраняющего права личности.
  •  Согласен, что это обидно и больно, что именно это вызвало столь существенные возражения при самом докладе, но в такой стране как Россия, в ее текущем больном положении, когда есть основания полагать, что наша государственность – это остаточная жизнедеятельность в трупе, одним из самых необходимых лекарств является Правда.
  • Последняя заключается в том, что такой принцип Уголовного процесса как Презумпция невиновности у нас, в нашем уголовном судопроизводстве (процессе), таковым законодательно не является, не говоря уже о фактическом положении дел.

 И это не слепота законодателя, не техническая ошибка правотворчества, если только не верить Фридриху Ницше (близорукость не слепота, она — трусость).

Полагаем, что текущий уровень законодательного  обеспечения презумпции невиновности в нашем Уголовно- процессуальном законе является составной частью обмана Российского народа, это средство и способ усыпить  бдительность привлекаемого к уголовной ответственности, в целях реализации организованного права на насилие в отношении любого.

Надо прекратить дурачить Наш народ…

Источник: https://pravorub.ru/articles/94545.html

Вс нашел в деле предпринимателя козлова нарушение презумпции невиновности и состязательности сторон — новости право.ру

В распоряжении «Право.Ru» оказались документы, связанные с решением Верховного Суда РФ о возбуждении надзорного производства по делу предпринимателя Алексея Козлова (мы рассказывали об этом здесь). Козлов был осужден на 8 лет колонии по обвинению в мошенническом присвоении акций предприятия «Искож» и их легализации.

По мнению осужденного предпринимателя, а также его супруги, известной журналистки Ольги Романовой, его уголовное преследование инициировал бывший деловой партнер Козлова и экс-сенатор Владимир Слуцкер, а обвинение было сфабриковано.

По версии защиты, Слуцкер решил «засудить» Козлова после того, как тот вышел из совместного бизнеса, забрав свою долю.

Среди полученных нами документов — надзорная жалоба в ВС, поданная адвокатом предпринимателя, и постановление заместителя председателя ВС РФ Анатолия Петроченкова. Это постановление особенно важно (мы опубликовали его здесь) – в нем говорится о грубейших нарушениях, допущенных в ходе следствия и судебного разбирательства по делу Козлова.

Так, по мнению зампредседателя ВС, были нарушены презумпция невиновности и принцип состязательности сторон, суд брал на веру то, что говорило обвинение, и необоснованно игнорировал документы и показания свидетелей, подтверждающие версию защиты.

При этом ключевые свидетели, несмотря на ходатайства подсудимого, не были установлены и допрошены, а важнейшие документы попросту не истребовались.

Доводы надзорной жалобы: приговор построен на недостоверных доказательствах

Надзорная жалоба, поданная в ВС адвокатом Козлова Вячеславом Гавриловым, уже далеко не первая – в частности, аналогичную жалобу на решения Мосгорсуда Верховный Суд отклонил в конце декабря 2010 года.

В новой жалобе оспаривается длинный ряд судебных решений, начиная от приговора Пресненского райсуда Москвы, осудившего предпринимателя на 8 лет колонии в марте 2009 года, и заканчивая постановлением председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, отказавшей в октябре 2010 года в удовлетворении очередной надзорной жалобы со стороны защиты.

Суды всех инстанций не находили в приговоре Козлову особых нарушений, разве что Мосгорсуд снизил ему срок до семи лет, исключив из приговора обвинение в «хищении с использованием служебного положения».

Согласно приговору суда, Алексей Козлов в составе группы неустановленных лиц осуществил «мошенничество путем обмана в особо крупном размере», а также пытался легализовать полученное имущество.

В середине 2006 года он, занимая пост председателя совета директоров ОАО «Искож», производящего искусственную кожу и пленочные покрытия, якобы решил мошеннически присвоить 33,5% акций предприятия на сумму 28 млн рублей.

По мнению следствия и суда, для этого он создал ряд подставных фирм, подделал необходимые документы и с помощью своих сообщников незаконно захватил контроль над виргинским оффшором «Вендорт Трейдс», на который были записаны акции «Искожа». После этого Козлов перевел акции стоимостью 28 млн рублей на баланс подконтрольной ему фирмы «Кромптон солюшнз лимитед».

В своей жалобе адвокат Гаврилов пишет, прежде всего, о несостоятельности доказательств, на которых строилась версия обвинения. Например, суд принял в качестве допустимых доказательств «изобличающие» Козлова документы, не заверенные нотариально, либо апостилированные с нарушениями.

При этом ключевые свидетели по делу, даже основные его фигуранты, — не были ни установлены, ни опрошены. «В деле нет прямых доказательств по организации Козловым преступной группы и совершении преступления, — говорится в надзорной жалобе.

 — Отсутствует смысловая составляющая — организация преступной группы и доказанный умысел, направленный на приобретение права на чужое имущество путем обмана».

Следовательно, приговор Козлову был вынесен с нарушениями основных требований УПК РФ к доказательствам, говорится в жалобе. Поэтому защита просит ВС возбудить надзорное производство, отменить приговор Пресненского райсуда и все последующие судебные акты по делу и направить его на новое рассмотрение.

ВС нашел в приговоре больше нарушений, чем адвокат

Заместитель председателя ВС Анатолий Петроченков очень внимательно рассмотрел многотомное дело Алексея Козлова и судебные решения по нему – в своем постановлении он буквально разбирает их по косточкам. При этом судья отмечает даже больше нарушений, чем было указано адвокатом в надзорной жалобе, и нарушения эти куда более серьезные.

Разбор дела начинается с тяжкого упрека в адрес следствия и суда, занимавшихся делом предпринимателя: они нарушили «один из основополагающих принципов уголовного производства» — презумпцию невиновности (ст.14 УПК РФ), включая правило о толковании в пользу обвиняемого всех неразрешимых сомнений.

В частности, суд безосновательно отверг представленные защитой доказательства того, что Козлов не мог мошеннически похитить акции из оффшора «Вендорт Трейдс», потому что последний уже утратил право владения ими. По мнению защиты, речь шла о возврате акций согласно условиям договора купли-продажи, которые фирма «Вендорт» нарушила.

Ранее оффшор купил акции «Искожа» у компании «Евростройгрупп», обязавшись заплатить за них около 44,7 млн рублей.

По условиям договора, если покупатель не смог расплатиться в срок, то продавец имел право расторгнуть сделку в одностороннем порядке и вернуть себе акции (зеркальные ограничения налагались и на продавца, если он нарушил условия сделки).

«Вендорт» заплатил в оговоренные сроки только 15 млн рублей, утверждала сторона защиты, поэтому «Евростройгрупп» предприняла шаги по возврату акций.

Для этого она заключила договор по переуступке права требования с фирмой Алексея Козлова «Кромптон солюшнз лимитед».

Следовательно, весь спор носил исключительно гражданско-правовой характер, а не уголовно-правовой, заявляла в суде защита предпринимателя.

Как следует из постановления ВС, следствие и суд отказались принять во внимание показания свидетелей и документы, подтверждающие версию Козлова.

Например, Пресненский суд отверг как сомнительные показания бывшего гендиректора «Вендорт Трейдс» и представленные им копии документов, которые подтверждали версию обвиняемого.

Также суд не проверил, рассматривались ли сделки с акциями «Искожа» в арбитражных судах.

Затем, в постановлении зампредседателя ВС отмечается, что некоторые ключевые документы не истребовались и не попали в материалы уголовного дела. Например, еще во время следствия Козлов обратился в Следственный комитет МВД с ходатайством об истребовании договора о купле-продаже акций «Искожа» между «Евростройгрупп» и «Вендорт Трейдс».

Это ходатайство было удовлетворено, однако в материалах следствия отсутствуют данные о его исполнении. На дополнительные ходатайства с просьбой изучить характер договоренностей между двумя компаниями следствие отвечало отказом.

Все это позволило суду указать в приговоре, что данные Козлова о возврате акций из-за нарушений условий оплаты «не нашли своего подтверждения в судебном заседании».

Суд не стал изучать законность получения акций оффшором, но счел их возврат преступным

Как выяснил ВС, суд первой инстанции фактически отказался исследовать законность приобретения акций «Искожа» оффшором «Вендорт Трейдс», но при этом признал его их владельцем на момент «хищения». В подтверждение такой позиции в приговоре появилась ссылка на ст.

29 закона «О рынке ценных бумаг», согласно которому право на ценную бумагу переходит к приобретателю в момент внесения переходной записи в депозитарии, где они хранятся. При этом суд отметил, что «в настоящем судебном заседании не рассматривается вопрос о наличии или отсутствии гражданско-правовых споров между „Вендорт Трейдс инк.“ и другими компаниями.

Рассматривается вопрос о правомерности отчуждения акций компании „Вендорт…“ 31 мая 2007 года».

Однако ВС отмечает, что для внесения такой записи не обязательно предоставлять документы, подтверждающие полную оплату акций, приобретаемых по договору.

Следовательно, говорится в постановлении, «разрешение вопроса о виновности Козлова в незаконном отчуждении… акций ОАО «Искож» непосредственно связано не только с проверкой вопроса о принадлежности их «Вендорт Трейдс инк.

«, но и производства оплаты их данной компанией при покупке у ООО «Евростройгрупп».

ВС уличил нижестоящие суды в «обвинительном уклоне»: они не проверили версию защиты

Также зампредседателя ВС указывает, что суд не обеспечил состязательности сторон в процессе, а скорее занял сторону обвинения.

Читайте также:  Алименты в твердой денежной сумме: суть, размер, документы

«По настоящему делу, — говорится в постановлении ВС, — судом не принято надлежащих мер к тому, чтобы стороной обвинения и представителем потерпевшего «Вендорт Трейдс» были предоставлены для проверки доводов осужденного Козлова надлежаще заверенные… копии договоров и документов, свидетельствующие о полной оплате «Вендорт Трейдс» приобретенных акций ОАО «Искож», а также копии договоров… о переуступке прав требования между ООО «Евростройгрупп» и «Кромптон солюшнз лимитед».

Далее в постановлении упоминается о допрошенном в суде учредителе и бывшем гендиректоре «Евростройгрупп», который подтвердил версию защиты о неполной оплате акций оффшором при покупке.

В довольно жестких выражениях зампредседателя ВС уличает суд в неправомерном пренебрежении этими показаниями: «суд, всесторонне не проверив показания свидетеля, не приняв мер к истребованию и изучению соответствующих документов, отверг показания указанного свидетеля», сочтя его показания «предположением, не основанным на соответствующих доказательствах, которые базируются лишь на его собственных наблюдениях».

Верховный Суд обратил внимание и на то, что следствием и судом «не установлены и не допрошены» гендиректоры и другие сотрудники «Евростройгрупп» и «Вендорт», причастные к сделке с акциями «Искож».

При таких обстоятельствах Верховный Суд нашел обоснованными доводы надзорной жалобы о пересмотре приговора и последующих решений по нему. В итоге ВС отменил постановление судьи ВС от 27 декабря и возбудил надзорное производство по делу. При этом не только  надзорная жалоба адвоката Гаврилова, но и все уголовное дело Алексея Козлова было передано на рассмотрение президиума Мосгорсуда.

По мнению Ольги Романовой, дело Козлова может обернуться отставками в судейском корпусе

Супруга Алексея Козлова, журналистка Ольга Романова связывает изменение позиции Верховного Суда с предстоящими выборами. «Мы все замечаем все больше явлений, которые можно условно назвать перестройкой, гласностью и ускорением, – говорит она.

– Народ в смущении – причем я имею в виду не широкую публику, чье мнение, к великому сожалению, никого не интересует, а элиты – так вот, элиты в смущении. Не ясно, кому присягать, что может быть дальше. Поэтому люди делают спорадические движения, угождают и тем, и этим.

Скажем, почти одновременно ВС принимает решение по делу Козлова, а при этом выпускают на свободу Цеповяза, и судебные приставы делают невыездным Немцова».

Занимаясь делом своего мужа на протяжении трех лет, Романова изучила множество историй бизнесменов и предпринимателей, осужденных по «заказным» уголовным делам.

По ее наблюдениям, в отличие от дел настоящих мошенников и экономических преступников, «в заказных делах нет потерпевших либо заявленного ущерба, или того и другого одновременно».

Заметим, что дело Козлова полностью соответствует этим критериям: в приговоре говорится, что он «мошеннически присвоил» акции, но в деле нет ни заявлений потерпевших, ни заявленного ущерба.

В то же время, Романова настроена против амнистии по экономическим преступлениям. О ее необходимости говорили на недавнем заседании Совета по развитию гражданского общества с участием президента Медведева, а вчера судья КС в отставке Тамара Морщакова даже выразила уверенность, что такая амнистия будет принята до конца 2011 года.

«Амнистия как акт милосердия — это благо, — полагает Романова, — но если по ней на свободе окажутся и правые, и виноватые, это вызовет озлобление в обществе. К тому же множество предпринимателей сидят отнюдь не по „экономическим“ статьям. Поэтому нужна не амнистия, а пересмотр дел предпринимателей, их реабилитация и наказание виновных.

Иначе эта инициатива станет амнистией и для всех тех, кто участвовал и участвует в заказном уголовном преследовании».

Также Ольга Романова полагает, что постановление зампредседателя ВС по делу Козлова может прямо сказаться на карьере судей, выносивших решения по его делу, включая председателя Мосгорсуда Ольгу Егорову. «Я считаю, что карьера Егоровой закончена, — говорит Романова.

 — Уверена, что таких дел, как дело моего мужа, на ее совести еще много. В постановлении ВС говорится о том, что творилось в Пресненском суде Москвы.

Здесь ведутся все дела Владимира Слуцкера, и по всем он выигрывает: здесь посадили его бывшего партнера Сафаряна, отобрали детей у Ольги Слуцкер. Человеку, фактически, дали приватизировать целый суд! Но ведь такая ситуация – далеко не только в Пресненском суде.

Что, Егорова не в курсе? Разумеется, в курсе. И судья Олег Гайдар, который выносил приговор Козлову, сразу после этого пошел на повышение именно в Мосгорсуд».

Источник: https://pravo.ru/review/view/57152/

На практике презумпция невиновности постоянно нарушается

Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов обратился к главе ВС РФ и Уполномоченному по правам человека в РФ с предложением внести поправки в УПК, касающиеся вопросов изменения меры пресечения до вступления приговора в законную силу и помещения подсудимых в «клетки» («аквариумы»).

СПЧ предлагает не ужесточать меру пресечения после вынесения приговораМихаил Федотов обратился к председателю ВС РФ и Уполномоченному по правам человека в РФ с предложением внести ряд поправок в УПК

В настоящее время Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит норму, предусматривающую, что избранная мера пресечения действует до вступления приговора в законную силу и обращения его к исполнению, после чего применению подлежит мера уголовного наказания (ч. 1 ст. 110 УПК РФ).

Однако на практике судьи часто при назначении наказания, связанного с лишением свободы, изменяют ранее избранную меру пресечения в виде подписки о невыезде, домашнего ареста или залога на содержание под стражей. Причем нет единообразного подхода судов к вопросу обжалования постановления об изменении меры пресечения до рассмотрения апелляционной жалобы на приговор.

Согласно ст.

97 УПК РФ, мера пресечения в виде заключения под стражу избирается при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Однако у судов, как правило, отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что прежняя мера пресечения не обеспечивает целей, предусмотренных законом. Подобная практика нарушает основополагающие принципы уголовного судопроизводства, закрепленные Конституцией, УПК РФ и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Прежде всего нарушается принцип презумпции невиновности.

Разумные ограничения уже установлены УПК РФ.

Так, в случае если обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения, он скрылся от органов предварительного расследования или суда – мера пресечения в виде содержания под стражей может применяться даже в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести. Как правило, в подобных случаях такая мера избирается уже на стадии предварительного расследования.

Также необходимо отметить, что законодательно не урегулирован вопрос о возможности самостоятельного обжалования приговора в части изменения меры пресечения.

Поскольку обжалование приговора – длительная процедура, было бы целесообразно законодательно определить порядок именно апелляционного обжалования в части меры пресечения по аналогии с обжалованием судебных актов об избрании или продлении меры пресечения.

  • Кроме того, иностранный опыт показывает, что лица, содержащиеся под домашним арестом и приговоренные к лишению свободы, зачастую «своими ногами» прибывают к месту отбывания наказания, и каких-либо затруднений органы пенитенциарной системы не испытывают.
  • Поэтому инициатива Михаила Федотова, безусловно, должна быть реализована в виде соответствующих изменений в уголовно-процессуальном законодательстве.
  • Необходимо отметить, что содержание в металлических клетках или стеклянных кабинах («аквариумах») подозреваемых и обвиняемых во время избрания или продления меры пресечения в виде содержания под стражей, а также подсудимых и осужденных во время рассмотрения дела по существу или обжалования приговора неоднократно являлось предметом рассмотрения Европейского Суда по правам человека.

Данная практика расценена как разновидность унижающего человеческое достоинство обращения, нарушающего ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Напомню: ст. 3 Конвенции предусматривает, что никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Нахождение в «клетке» в условиях открытого разбирательства, по мнению Суда, вредит имиджу подсудимых и вызывает у них «чувства унижения, беспомощности, страха, тоски и неполноценности» (Постановление ЕСПЧ от 17 июля 2014 г. по делу «Свинаренко и Сляднев против Российской Федерации», Постановление ЕСПЧ от 4 октября 2016 г.

по делу «Ярослав Белоусов против Российской Федерации»).

Подобные нарушения прав человека ЕСПЧ отмечал в отношении некоторых стран постсоветского пространства: Армении, Азербайджана, Грузии, Молдовы и Украины. По состоянию на 2014 г. Украина, Молдова и Азербайджан продолжали использовать «клетки» и кабины. Армения и Грузия после решений ЕСПЧ прекратили их использование.

Некоторые государства – участники Европейской конвенции по правам человека используют «клетки» по соображениям безопасности при некоторых обстоятельствах или в некоторых судах. Например, в суде тяжких преступлений в Албании обвиняемый может быть помещен в место, огражденное металлическими прутьями.

Имеется один зал судебных заседаний в Сербии – в окружной (центральной) тюрьме г. Белграда, – который является дополнительным залом судебных заседаний Высокого суда, в нем есть место, огражденное металлическими прутьями и пуленепробиваемым стеклом.

Во Франции некоторые суды по решению председательствующего судьи могут использовать стеклянные кабины, которые в редких случаях усиливаются стальными тросами. В Латвии эта практика постепенно отмирает. В Италии металлические клетки, установленные в 1980-х гг.

для предполагаемых членов мафиозных или террористических групп, более не используются (Постановление ЕСПЧ от 17 июля 2014 г. по делу «Свинаренко и Сляднев против Российской Федерации»).

На эту проблему обращал внимание и Уполномоченный по правам человека в своем докладе в 2016 г.

Не могу не согласиться, что содержание подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных в металлических клетках и стеклянных кабинах должно носить исключительных характер, продиктовываться только стремлением создать безопасные условия для рассмотрения судами уголовных дел при наличии угрозы безопасности участников процесса, скажем, по делам об особо тяжких насильственных преступлениях – убийстве, бандитизме, участии или организации террористического акта, мятежа, незаконного вооруженного формирования и т.п.

В связи с указанным, безусловно, инициатива Михаила Федотова должна быть поддержана и Верховным Судом РФ, имеющим право законодательной инициативы, и депутатами Госдумы.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/na-praktike-prezumptsiya-nevinovnosti-postoyanno-narushaetsya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector